Вы находитесь здесь: Главная > Кинематограф > 10 Мокьюментари о том, почему кино нельзя доверять

10 Мокьюментари о том, почему кино нельзя доверять

Использование фейков и симуляций, манипулирование реальностью, националистские шутки или злые пародии, найденные пленки, псевдодокументалистика и архивные съемки — все это получило активное развитие в современном кино с целью вскрыть наивную веру зрителя в правдивость того, что показывают на большом или малом экранах.

Одним из самых необычных и длительных (почти четыре часа) фильмов специальной программы прошедшего ММКФ стала «Молния» Мануэлы Морген, представленная в рамках Медиафорума. Тема мероприятия в этом году звучит следующим образом: «Мокьюментари: реальности недостаточно». Выставка же, посвященная мокьюментарному кино, проходит в ММСИ весь июль.

В фильмах этого жанра используются все приемы, способные убедить зрителя, что вымышленная история, показанная на экране, — истина. Это своеобразная полуправда и полуложь, насмешка над зрителем, принимающим все за чистую монету.

КиноПоиск подготовил подборку фильмов мирового кинематографа, снятых в жанре мокьюментари.

«Взлетная полоса», Крис Маркер, 1962

10 Мокьюментари о том, почему кино нельзя доверять

Удостоенная множества наград, эта лента Криса Маркера «Взлетная полоса» стоит у истоков мокьюментарного кино. Фантастический черно-белый фильм, длящийся всего полчаса, путем смены неподвижных изображений показывает столицу Франции после термоядерного удара во время Третьей мировой войны. Оставшиеся в живых парижане ютятся в подземных катакомбах, спасаясь от радиации.

Герой фильма предпринимает путешествие во времени и в конце открывает волнующую его тайну убийства в терминале аэропорта Орли, которое он видел своими глазами в детстве. Сюжет «Взлетной полосы» лег в основу фильма Терри Гиллиама «12 обезьян», а эстетика ленты повлияла на дебют Люка Бессона «Последняя битва». «Падения», Питер Гринуэй, 1980

Картина Питера Гринуэя «Падения» («Фоллы») построена на выдержках из вымышленного справочника-указателя, содержащего сведения о 19 миллионах жертв загадочного ожесточенного воздействия (ЗОВ), а точнее, из того его раздела, где фамилии людей начинаются на «Фолл». Всего в фильме исследуются судьбы 92 людей. Некоторые из них слышат неведомые языки, некоторые же превратились в птиц, некоторые исчезли или утратили связь с реальностью. «Зелиг», Вуди Аллен, 1983

Лента Вуди Аллена рассказывает о человеке-хамелеоне Леонарде Зелиге, живущем в Америке 1920-х. Зелиг необычен тем, что в буквальном смысле становится похож на человека, с которым он общается в данную минуту. Причем перемены происходят во всем: в цвете кожи, национальности, профессии, манере поведения.

Американский феномен помещают в больницу, где над ним ведет наблюдение психиатр Эйдора Флетчер. Журналисты быстро распространяют информацию о Зелиге, и вся страна начинает пристально следить за его судьбой. Аллен буквально помещает своего героя в реальную документальную хронику, причем швы от использования эффекта комбинированной съемки остаются в картине незаметными. «Человек кусает собаку», Реми Бельво, Андре Бонзель, Бенуа Пульворд, 1992

Едкая бельгийская черная комедия о том, как съемочная группа в реальном времени снимает быт и преступления серийного маньяка Бена, чтобы включить его историю в свой документальный фильм. Переизбыток жестокости и насилия (впрочем, поданных не без юмора) на экране привел к тому, что фильм был запрещен во многих странах. «Забытое серебро», Питер Джексон, Коста Боутс, 1995

Режиссер «Властелина колец» Питер Джексон также обращался к мокьюментари на раннем этапе своей карьеры. Совместно с режиссером Костой Боутсом Джексон снял псевдодокументальную ленту о вымышленном новозеландском кинематографисте Колине МакКензи, который будто бы предвосхитил все приемы немого кино задолго до голливудских режиссеров. Картина содержит архивные кадры, «случайно обнаруженные» Джексоном много лет спустя после смерти постановщика, интервью с родственниками гения, беседы с реально существующими кинематографистами, а также постановочные съемки с самим МакКензи, которого играет Томас Робинс (впоследствии актер исполнил роль Деагола в фильме Питера Джексона «Властелин колец»). «Борат», Ларри Чарльз, 2006

Псевдодокументальная комедия «Борат» рассказывает о казахском журналисте и телеведущем Борате Сагдиеве, прибывающем в Америку, чтобы сделать репортаж об этой стране. Идейным и креативным центром картины является британский комик Саша Барон Коэн, сыгравший главную роль, а также выступивший соавтором сценария и сопродюсером ленты. За свою карьеру Коэн не раз обращался к жанру мокьюментари, стоит вспомнить «Али Джи в парламенте» о британском эмси, а также «Бруно», где комик играет австрийского фэшн-журналиста с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Все эти герои являются продолжением телевизионных амплуа Коэна, в которых он выступал в качестве ведущего программ на MTV и на британских телевизионных каналах. «Мой Виннипег», Гай Мэддин, 2007

Сюрреалистическое мокьюментари титулованного канадского авангардиста посвящено его родному городу. Сам автор называет этот фильм докуфантазией, которая объединяет в себе личную историю, гражданскую трагедию и мистические гипотезы. По сюжету Гай Мэддин снимает фильм о Гае Мэддине, который должен снять фильм о Виннипеге, чтобы освободиться от этого сомнамбулического города.

Наполненный фантазиями, постановочными и документальными сценами, шифрами, требующими распознавания и разгадывания, анимацией и архивными съемками, этот фильм сложно отнести к какому-либо классическому кинематографическому жанру. Как во многих других мокьюментари, в картине использованы камео реальных персонажей, например известного спиритуалиста Лу Профета, хоккеиста Фреда Дансмора, самого режиссера Гая Мэддина, озвучивающего фильм за кадром. Кстати, «Мой Виннипег» стал третьей картиной режиссера о самом себе после лент «Трусы сгибают колени» и «Клеймо на мозге». «Я все еще здесь», Кейси Аффлек, 2010

В своем псевдодокументальном проекте Кейси Аффлек перевоплощает номинанта на «Оскар» Хоакина Феникса из голливудской звезды в опустившегося рэпера-неудачника. По легенде, Феникс устал от карьеры актера, решил бросить все и заняться музыкой. Актер мечтает записать собственный диск и взаимодействует в фильме с реальными кинематографистами, пытающимися наставить его на путь истинный, и музыкантами, сотрудничество с которыми он хочет наладить.

Надо сказать, что большинство зрителей в Голливуде и за его пределами приняли фильм за чистую монету и долгое время пребывали в шоке, пока не раскололся сам режиссер, признавшись, что картина — это фейк от начала и до конца. Во время съемок тот факт, что фильм снимался в жанре мокьюментари, держался в строжайшем секрете. Актер не выходил из образа и в жизни: делал официальные заявления о том, что завершает актерскую карьеру, а его появление на шоу Дэвида Леттермана вызвало шумиху, которая подогрела интерес и к фигуре актера, и к готовившемуся фильму. По словам Аффлека и Феникса, картину они снимали, чтобы изучить взаимодействие известных людей, СМИ и поклонников, а также их влияние друг на друга. «Выход через сувенирную лавку», Бэнкси, 2010

Загадочный и скандально известный британский андерграундный художник под псевдонимом Бэнкси (настоящее имя этого человека неизвестно, в противном случае его тут же арестовали бы за вандализм) создал кино про себя и других альтернативных художников. Картина получила номинацию на премию «Оскар» в категории «Лучший документальный полнометражный фильм», а также номинацию на Премию британского независимого кино, номинацию на премию BAFTA и премию «Независимый дух».

Однако достоверность ленты до сих пор остается загадкой. Поскольку личность художника неизвестна (в фильме его лицо и голос искажены), существуют сомнения в правдоподобности фильма и его героев, включая самого Бэнкси. Некоторые критики называют фильм фарсом, другие — мокьюментари, третьи придумывают для него новый жанр — prankumentary. «Молния», Мануэла Морген, 2012

В своем эпическом полотне Мануэла Морген синтезирует кино, видеоарт, историю, древние верования, фольклор и документалистику. Структура фильма сама по себе похожа на молнию — столь же зигзагообразна и разорвана.

Картина состоит из четырех частей. Первая, «Баал» («Осень»), содержит рассказы людей, выживших после удара молнии, вторая часть, «Пафос Матоса» («Зима»), рассказывает о пациентах психиатрической больницы, которые испытывают на себе лечение электрошоком. Во время съемок в психиатрической лечебнице режиссер встречает 26-летнюю актрису Марго, поразившую Морген своей красотой и ставшую музой фильма.

Спустя несколько лет после прохождения курса лечения Марго становится актрисой и главным действующим лицом четвертой части картины под названием «Атомы» («Лето»). Это часть стала экранизацией пьесы французского драматурга Пьера Мариво, активно использующего в своем творчестве прием иносказания. Третья часть картины, «Легенда Симеона» («Весна»), рассказывает о пальмирском религиозном деятеле, испытавшем на себе удар молнии.

Фильм был показан на Роттердамском кинофестивале в 2013 году и привлек внимание русских кинокритиков, которые привезли картину в Москву. По словам организаторов Медиафорума, «в сложном повествовании, скрещении иллюзорной истории и нереальных мифов Мануэла Морген создает новую мифологию отношений людей сквозь пространство и время и преодоление тягот формы и реальности».

Автор Юлия Шампорова

\


Релевантные статьи:

Теги: ,

закладки и соцсети

Комментарии закрыты.