Вы находитесь здесь: Главная > Кинематограф > Бтр по одному звонку: как снимают кино в чечне

Бтр по одному звонку: как снимают кино в чечне

«Чуть-чуть жестко»«Вы находитесь в самом безопасном регионе России» — это одна из первых фраз, которую произносит встречающий нас глава компании «Чеченфильм» 37-летний Беслан Терекбаев. «У нас тут очень спокойно. Это продажные политики и продажные СМИ создали о нас стереотип, от которого мы только сейчас избавляемся», — продолжает он. За этим следует исторический и политический ликбез — о том, почему в республике уважают Путина и любят Ахмата Кадырова, о разрушительных последствиях войны, которые сумели преодолеть Грозный и остальная Чечня, о новом поколении, которое выросло в другой парадигме — дружбы с остальной Россией.

«Здесь чуть более строгие законы, чем обычно в России, — замечает Терекбаев. — Но вы поймите: люди выросли в двух войнах, не было ни образования, ничего. Они видели только смерть и бомбежки. Чтобы их перевоспитать, наш лидер вел себя чуть-чуть жестко. Но сейчас все меняется, выросло новое поколение. У нас здесь больше мероприятий для молодежи, чем во всей стране вместе взятой.

Это дает свои плоды: уже никто не сможет навязать нашим детям войну и стравить с русским народом». В кино действуют те же законы: в фильмах, которые производит студия Терекбаева, русские никогда не будут показаны негативно, а русский и чеченский герои будут лучшими друзьями.

Бтр по одному звонку: как снимают кино в чечне

Беслан Терекбаев / Фото предоставлено кинокомпанией «Чеченфильм»

Грозный выглядит достаточно светским городом, если не обращать внимания на смотрящие со всех стен портреты Путина, Ахмата и Рамзана Кадыровых. Портреты как на внешних стенах домов, так и в кабинетах, баннеры с цитатами Ахмата Кадырова украшают школы и муниципальные учреждения («Учитель создает нацию», «Достойное образование — будущее Чечни»), отдельные билборды сообщают о грядущем дне рождения Ахмата-Хаджи.

На улицах чисто, и, хотя банки порой охраняют ребята с автоматами, в центре города ничего не напоминает о войне. Женщины ходят как в традиционных мусульманских хиджабах, так и без платков вовсе, можно встретить девушек в юбках, открывающих колени. Брюки — это по-прежнему табу, однако на приезжих москвичек в джинсах косо не смотрят. Заметно лишь, что чужих здесь видят сразу — в городе с однородным населением (более 93% — чеченцы) легко определить чужаков.

Правда, остается ощущение, что гостям Грозного показывают лишь фасад, но фасад, которому очень стремятся соответствовать.«Я больше не мог это терпеть»В конце 2012 года Беслан Терекбаев, успешный молодой педиатр, сидел в своем кабинете в поликлинике № 3 Грозного. Должность заведующего поликлиникой в 32 года, дальнейший карьерный путь — разве что к должности министра здравоохранения республики. О чем еще мечтать?

Он сидел и думал: больше так не могу. «Меня достала эта боль, этот плач, эта нехватка лекарств. Люди приходят, а ты не можешь им помочь. Каждую ночь я слышал плач детей, стоны родителей и впадал в депрессию.

Я больше не мог это терпеть», — вспоминает Беслан.

Подростком Терекбаев мечтал вовсе не о медицине. Он хотел снимать и сниматься в кино. Тогда, по словам Терекбаева, у него с друзьями единственным развлечением было снова и снова смотреть «Храброе сердце» Мэла Гибсона.

Это был 1996 год, вокруг царила война. Смерть стала привычной, бомбежки и убийства — рутиной, сопровождающий войну хаос — единственно возможным способом выжить. «У нас был аккумулятор от машины. Мы его на машину ставили, заводили ее, аккумулятор заряжался. Света не было, и маленький телевизор с видеоприставкой мы подсоединяли к этому аккумулятору. Кассету с фильмом „Храброе сердце“ мы где-то достали и смотрели за школой вместе с одноклассниками.

А потом школу разбомбили — в нее попало шесть снарядов», — рассказывает он.

«Храброе сердце»

На врача Терекбаев выучился по просьбе матери. В 2002 году, когда в республике было еще неспокойно, Беслан вместе с друзьями пошел в военную организацию, целью которой, по словам Терекбаева, была борьба с террористами. Они проходили обучение, когда троих их соратников убили в Грозном. Мать Терекбаева узнала об их гибели и, не зная о том, что сын уже проходит военную подготовку, предостерегла его: «Я хочу, чтобы ты стал врачом.

Я не перенесу твою смерть». В семье Терекбаева медицина — традиционная профессия, его дяди и тети тоже врачи. Терекбаев начал с хирургии, поработал с пластическим хирургом Хасаном Баиевым, понял, что это не его, и ушел в педиатрию.

Когда Беслан написал заявление об увольнении, мать рыдала, а будущий режиссер ее успокаивал: «Это не мое. Я не могу деньги у людей брать, а работать за нищенскую зарплату и еще удовольствие от этого не получать. Зачем это вообще?» Он купил фотоаппарат Canon Mark III, компьютер, нанял еще одного оператора-монтажера и открыл небольшую видеостудию, обучаясь съемке и монтажу на ходу.

Студия BT Production начала со съемки свадеб, рекламы, клипов. Первые — любительские, как легко признает Терекбаев — фильмы на чеченском языке он начал снимать еще в 2007 году, параллельно с карьерой врача. Их до сих пор можно посмотреть на YouTube на официальном канале «Чеченфильма»: у «Далекого вечера» более 500 тысяч просмотров, у «Хиро» — почти 248 тысяч.

Оставив медицину, Терекбаев вызвался реорганизовать простаивавшую государственную студию «Чеченфильм». Под тем же названием он, по сути, создал новую, частную компанию. Так у него появилась возможность привлекать инвесторов, неохотно сотрудничающих с государственными структурами.

Директором «Чеченфильма» стал родной брат Беслана, Магомед.

Беслан Терекбаев в сериале «Деган Аз»

«В нас никто не верил! Даже дядьки мои говорили: Беслан с ума сошел!» — смеется Терекбаев. За прошедшие с момента увольнения из поликлиники неполные пять лет Терекбаев успел открыть киношколу «Шаг», запустить совместный российско-индийский проект — детский фильм «Лучшие друзья», получить постдипломное образование продюсера в СПбГУКиТ у Виктора Будилова, открыть первый коммерческий пятизальный кинотеатр в Грозном и — по программе кинофикации малых городов Фонда кино — кинозалы в домах культуры в Шали и Гудермесе.

Сейчас Терекбаев проводит большую часть времени в студии «Чеченфильм» и учит английский язык — собирается продолжить образование в Нью-Йорке или Лос-Анджелесе.«Без культуры нет нации»Кинокомпания располагается на пятом этаже торгового центра Waypark в центре Грозного. Зайти в гости в общем-то может любой желающий — двери открыты, адрес указан на сайте студии. Глава студии меньше всего похож на чиновника или врача: высокий, широкоплечий, с чуть запущенной бородой, громким поставленным голосом и строгим, с хитрецой, взглядом, Терекбаев одет расслабленно — в темно-синюю футболку поло, почти такого же цвета свободные брюки, в белые с синей отделкой мокасины.

Фото предоставлено кинокомпанией «Чеченфильм»

Продюсер и режиссер с удовольствием и по-хозяйски проводит экскурсию по занимающему половину этажа помещению. Просторный коридор, в одном конце которого располагается небольшой подиум, служащий сценой. За подиумом — баннер с логотипами «Чеченфильма» и партнеров во всю стену, своеобразный пресс-волл для официальных фотографий и промороликов.

Задрапированное черными портьерами помещение — для занятий актерским мастерством в киношколе «Шаг», дальше — кабинет администрации, где сидит сам Терекбаев. На столе — фотография Беслана с Рамзаном Кадыровым.

Рядом с кабинетом — гримерная и одновременно салон красоты его жены Эсилы Терекбаевой. С другой стороны коридора — кабинет с монтажной станцией и кабинкой для озвучания. «Это для наших нужд, социальных роликов, а постпродакшен больших проектов мы делаем в Москве у профессионалов на студии „Мневники-6“», — как бы извиняется за скромную кабинку Терекбаев. Стены монтажной украшены афишами голливудских и российских фильмов — от «Босса-молокососа» до «Ночных стражей».

Фото предоставлено кинокомпанией «Чеченфильм»

Чуть дальше идет склад техники, в глубине коридора — помещение для молитвы, кухня, туалет. Стены покрыты пластиковыми панелями под дерево. На стене — больше фотографий Рамзана Кадырова с его визита на студию.

Вот он сидит на занятии вместе с детьми, которые учатся в киношколе «Шаг», вот ему что-то рассказывает Терекбаев. На другой стене — баннер с огромным логотипом студии и цитатой Ахмата Кадырова: «Без культуры нет нации».Чечня и Индия — лучшие друзьяСейчас Терекбаев работает над самым крупным за всю недолгую историю новой жизни «Чеченфильма» проектом — российско-индийским фильмом «Лучшие друзья». Это роуд-муви о трех детях, путешествующих из Индии в Россию.

Главная героиня — девочка, мама которой — индианка, а отец — русский. Впрочем, отца девочка никогда не видела и для этого хочет попасть в Россию при помощи приехавшего в ее школу на турнир по борьбе чеченского мальчика Билала. Билал отказывается общаться с девчонкой, поэтому героине приходится переодеться мальчиком. С ними увязывается индийский хулиган, которого Билал спас от местной мафии. По пятам за детьми идет та самая мафия.

В результате путешествия ребята находят, разумеется, самое главное — дружбу. Фильм снят на английском, хинди и русском и по задумке продюсеров нацелен на международную аудиторию.

«Лучшие друзья» / Фото предоставлено кинокомпанией «Чеченфильм»

Инициатором «Лучших друзей» выступил сам Терекбаев, он же в соавторстве с Артуром Мамедовым написал сценарий. Партнером со стороны Индии стала компания Pen N Camera International.

Министерство культуры России выделило на проект 30 млн рублей, индийские партнеры вложились еще 12 миллионами, 20 млн рублей дал местный чеченский инвестор — владелец сети банков, еще 5 миллионов студия «Чеченфильм» вложила из средств, изначально предназначавшихся для другого проекта — боевика «Столкновение», работу над которым приостановили. Впрочем, всех этих денег все равно не хватает. Терекбаев приходит на студию пешком.

Говорит, что свою «Тойоту Камри» он продал перед отъездом в Индию, чтобы вложить деньги в производство.

На съемках фильма «Лучшие друзья» / Фото предоставлено кинокомпанией «Чеченфильм»

Не считая сорежиссера Евгения Чельцова, оператора Мики Гамзяна, актрисы Виталины Балиной и юного чеченского актера Тамирлана Аслаханова, выпускника киношколы «Шаг» (а количество людей на площадке порой достигало 96 человек), съемочная команда была набрана на месте, в Индии. Там отсняли половину картины, еще около 11 смен предстоит отснять в сентябре в Чечне, а затем еще восемь смен в Индии, в том числе, со звездой «Танцора диско» Митхуном Чакраборти.

Чельцов сетует, что индийские партнеры предоставили не самую лучшую команду. Если операторская группа и осветители работали неплохо, то художники совсем не справлялись с задачей, из-за чего возникали задержки и остановки в производстве.

«Я понял, почему наши там, в Индии, не снимают кино: это очень дорого и сложно, — объясняет Терекбаев. — Люди с виду все добрые, но работать с ними непросто: слово, договор ничего не стоят. Есть объекты, где нужно заплатить 500 000 рупий (примерно 462 000 рублей — Прим. КиноПоиска) просто за возможность снимать.

Мне приходилось встречаться с мэром, с начальником полиции, начальником дорожной полиции и договариваться с ними лично».

«Лучшие друзья» / Фото предоставлено кинокомпанией «Чеченфильм»

Несмотря на тонкости работы в Индии, Терекбаев намерен поставить совместное производство на поток. В планах «Чеченфильма» романтическая комедия о любви русской девушки и богатого индийского юноши (по сценарию Евгения Чельцова) и сиквел «Лучших друзей» в жанре фэнтези. «Я нашел там людей, я с ними уже подружился, напрямую с полицией общаюсь, так что должно быть проще. Они поняли, что с нами шутить нельзя и кинуть нас не получится», — говорит Терекбаев.

А еще он рассказывает, что получил от Тимати, который вот-вот откроет в Грозном ресторан своей сети Black Star Burger, предварительное согласие на участие в создании саундтрека «Лучших друзей». Клип на песню с кадрами из фильма выпустят до проката в качестве промоушена.«Как вы можете это показывать?»Не только в Индии есть национальные особенности киноиндустрии. В Чечне есть свои.

При всей кажущейся светскости традиции и обычаи по-прежнему доминируют как в общественном сознании, так и в политической повестке. В 2014 году Беслан Терекбаев запустил проект «Деган Аз» («Зов сердца») — 12-серийный фильм о любви чеченского юноши к девушке, которую выдают замуж за другого. «Деган Аз» был первым фильмом «Чеченфильма», получившим официальное прокатное удостоверение.

Первую серию показывали в кинотеатрах и прокатывали онлайн, через сайт «Чеченфильм», где ее можно было посмотреть за 200 рублей. Однако больше Терекбаев не смог снять ни одной серии. Официальная причина не называется, но, по словам источников, близких к создателям, проблемы возникли в связи с тем, что в главной роли в сериале снималась Линда Идрисова, известная чеченская певица.

В какой-то момент девушка исчезла со сцены, а поклонники заволновались, что она давно не выступает.

«Деган Аз»

По скупым обрывкам информации в сети можно сделать вывод, что девушка развелась с мужем. По этой или по другой причине, но Идрисовой, по слухам, не рекомендовали выступать на сцене и сниматься в кино. Без исполнительницы главной роли продолжение «Деган Аз» потеряло смысл, и проект завершился, толком не начавшись.

Судя по тому, что в начале года Идрисова завела себе новые аккаунты в социальных сетях и начала активно публиковать фотографии и видео в Instagram и на своем канале в YouTube, девушка все-таки вернулась в информационное пространство. В 24-серийном фильме, который Терекбаев сейчас готовится снимать для турецкого телевидения и кавказских телеканалов, нет ни одного чеченского актера. «Я буду снимать дагестанцев, кабардинцев, черкесов, осетин», —просто констатирует продюсер.

Но дело не только в запретах сверху. Разговор неизбежно затрагивает тему недавней ситуации с «Матильдой». Зрители в Чечне сами не пойдут смотреть кино, если на экране есть что-то, что не укладывается в их культурные традиции, уверен Терекбаев. «Даже если на экране показан поцелуй, девушки выйдут из кинотеатра, они не будут смотреть», — говорит он.

Терекбаев приводит в пример фильм «Одноклассницы», который он поставил в репертуар своих кинотеатров не глядя: «Мы-то думали, раз у него есть прокатное удостоверение, он прошел проверку Минкульта, значит, все должно быть нормально, добрая российская комедия. Люди пришли на фильм с детьми, с женщинами, со стариками, а на экране начался мат-перемат, постельные сцены. На нас посыпались жалобы: как вы можете это показывать?»

«Матильда»

Впрочем, это только одна из проблем. Терекбаев признается, что «люди не идут на российское кино». Это особенно больно бьет по кинозалам в домах культуры, больше четырех сотен которых открыты по всей России в рамках программы Фонда кино по кинофикации малых городов.

Два таких зала по договору с Фондом кино открыл и Терекбаев — по одному в Шали и Гудермесе. «70% таких кинозалов по истечении трех лет, что длится договор, закроются, — уверен Беслан. — По условиям Фонда кино мы обязаны там показывать 50% российских фильмов. Но зрители не хотят его смотреть. Видят, что российское, и понимают, что получат эмоций больше от американского».

Беслан считает, что приучить к российскому кино зрителя помогут квоты, как в Индии или в Китае. «Пусть издадут закон, что только 10% американского кино можно показывать. Субсидиями поддержать кинотеатры, чтобы они не умерли. Зато за пять лет производителям придется научиться делать хорошее кино. Им придется. А зритель привыкнет.

Но пять лет придется потерпеть», — уверен продюсер.Чечня, которой мы не знаемВ Чеченской Республике проживает 1,4 миллиона человек. Когда-то на территории Чечни было 54 кинотеатра, они работали во всех больших селах. Сейчас кинотеатров четыре — те самые два кинозала в домах культуры и два коммерческих мультиплекса в Грозном.

За 30—40 минут, максимум час из любой точки республики можно добраться до столичных мультиплексов. В 2020-м к ним должен добавиться еще один в строящемся развлекательном комплексе рядом с 102-этажным небоскребом «Ахмат-Тауэр». Именно поэтому Терекбаев нацелен на сотрудничество с Индией с ее миллионами зрителей и на развитие Чечни как площадки для кинопроизводства.

«Любовь Тамерлана»

«Чеченфильм» готов обеспечивать техническую базу (у студии есть камеры RED Epic и RED Scarlett, световая база, коптеры, маленький кран, коммутация) и второй состав, то есть осветителей, механиков камеры, исполнительных продюсеров, администраторов площадки. Пример такого сотрудничества — документальная лента Владлены Санду «Любовь Тамерлана», снятая при содействии «Чеченфильма».

Санду — уроженка Грозного и выпускница мастерской Алексея Учителя. Рабочим названием фильма было «Чечня, которой мы не знаем», и получасовая картина вполне этому названию соответствует. В ней рассказывается о любви городского юноши Тамерлана к школьной учительнице Амине.

Чтобы доказать свои серьезные намерения и способность найти работу, Тамерлан едет в горы пасти коз. Однако его план проваливается. «Любовь Тамерлана» показывает Чечню сказочным местом с туманными склонами, по которым живописно разбегаются стада, пока Тамерлан тихо молится напротив снежных шапок гор. Здесь в доме под потолком прилепилось ласточкино гнездо, пары на свадьбе кружатся в национальном танце, будто не касаясь земли, а война возникает лишь единожды, слабым эхом из прошлого.

«Любовь Тамерлана»

«„Чеченфильм“ оказывает поддержку по разным вопросам — и техникой, и на этапе кастинга, и своими техническими специалистами. Например, у нас в команде работал их механик —ассистент оператора. Какие-то вопросы помогал решать лично Беслан, — вспоминает Санду. — Все были очень дружелюбно настроены.

Мы почти два месяца ездили по всей республике, мобильно располагаясь в разных местах с палаткой. В каждой деревне нас встречали, помогали. Всегда, увидев, что мы ставим палатку, предлагали ночлег, ужин».

«Дирекция кино» частично снимала в Чечне сериал «Безопасность», «Мосфильм» готовится приехать с проектом под рабочим названием «Уничтожение террориста» о ликвидации Басаева. Но одним из самых многообещающих проектов, который имел шансы стать визитной карточкой Чечни в мировом кино, был французский боевик «Виктор» с Жераром Депардье и Элизабет Хёрли, вышедший в прокат в 2014 году. Впрочем, историю с «Виктором» в Чечне вспоминать не любят.

В республике личным распоряжением главы Рамзана Кадырова французской съемочной группе и Жерару Депардье предоставили все возможности, однако результат разочаровал. Кадырова — в первую очередь. «Виктор», производственный бюджет которого составил 10 млн долларов, собрал в прокате по России и СНГ менее 8 млн рублей, получив разгромные рецензии критиков. Единственное, что рецензенты отмечали как достоинство картины, — операторская работа и живописные пейзажи.

«Виктор»

Терекбаев уже говорил с гостиницами о потенциальных скидках для съемочных групп, хочет предложить республике и систему ребейтов («Когда будет благоприятный момент»). Сейчас нет свободных денег, уверен продюсер, в том числе из-за экономических санкций. «Придет время, и огромные средства будут вложены в чеченский кинематограф.

А когда оно придет, мы будем уже готовы использовать их с умом», — объясняет он.Регионы как источник ростаБеслан активно ведет социальные сети — прямые эфиры, видео в Instagram, где у него почти 100 тысяч подписчиков. Даже из ресторана, куда он заходит с гостями из Москвы, он в прямом эфире сообщает подписчикам, кто приехал и какие национальные блюда попробовал. Сам Беслан на диете — скинул уже 11 килограммов, готовясь к роли в сиквеле фильма «Училка» Алексея Петрухина.

Это один из нескольких совместных проектов «Чеченфильма» и «Русской Фильм Группы», продюсером которой является Петрухин, а также часть проекта «РФГ» по развитию регионального кино.

Фото предоставлено кинокомпанией «Чеченфильм»

Чем выше активность в регионах, тем больше емкость рынка, объясняет Екатерина Рыбакова, руководитель департамента региональных проектов «РФГ». Во многих городах России уже появились свои небольшие студии, киношколы, а Молодежный центр Союза кинематографистов регулярно проводит региональные питчинги.

Все это со временем заставит шевелиться и Москву, которая пока не ощущает конкуренции со стороны регионов. «Когда выстраиваешь коммуникацию с региональными министерствами, нужно в первую очередь говорить с министерством экономики. Министерства культуры уже распределяют средства на конкретные мероприятия, а министерству экономики интересно строить инфраструктуру и привлекать средства в регионы», — говорит Рыбакова. Министерствам культуры неинтересно развивать кино, соглашается Терекбаев.

Продюсер «Русской Фильм Группы» Алексей Петрухин лично ездит на региональные питчинги и фестивали, присматриваясь к новым лицам и отыскивая идеи, которые можно запустить в производство. В этом году он уже посетил 16 регионов России, а до конца года эта цифра достигнет 25. Студия охотно приглашает активных молодых людей из регионов на неоплачиваемые стажировки. Главное — энтузиазм и желание развиваться.

Региональный департамент работает как микропродюсерский центр и по замыслу Петрухина должен приносить компании деньги. Проектам, которые «РФГ» находит в регионах, продюсеры помогают на разных этапах — от сценария до постпродакшена и продвижения, — стараясь содействовать профессиональным советом начинающим кинематографистам, не переделывая идеи под себя.

Петрухин рассказывает, что с Терекбаевым познакомился два года назад в Якутии на форуме регионального кино и тогда же посоветовал начинающему продюсеру не рваться в производство фильмов, а сначала поездить по России и потенциальным странам-партнерам, завести связи, раскрутить бренд студии, продвинуть чеченских актеров в федеральные проекты и начать с образовательных программ для местных кинематографистов. Он напоминает, что на всем Северном Кавказе 52 кинотеатра. «Построить студию сейчас, оборудовать павильоны, купить технику можно.

Но показывать кавказское кино где? Своих телеканалов крупных нет, кинотеатров нет. Нужно половину инвестиций направить на ремонт и строительство кинотеатров, чтобы, как в Якутии и Бурятии, была возможность прокатывать свое кино», — считает продюсер.

«Училка»

В продолжении «Училки» не случайно появятся чеченские актеры. Сюжет фильма, рабочее название которого — «Училка-2: Испытание», построен вокруг захвата террористами заложников. «Фильм будет на грани, потому что это фильм о природе международного терроризма. Во второй части мы уйдем от фарсовой интонации, которая была в первой „Училке“. Сценарий мы обсуждали с чеченской стороной, из-за чего очень многое поменяли, в том числе в сюжете.

Даже взгляд на исторические факты у нас разный, и в фильме мы тоже даем две позиции», — объясняет Петрухин. «Чеченфильм» вошел в производство небольшой суммой и окажет содействие в продвижении картины на Северном Кавказе.

Помимо сиквела «Училки», «Чеченфильм» принимает участие в другой картине производства «РФГ» — военном шпионском детективе Павла Дроздова «Прощаться не будем». Чеченский актер Дагун Омаев снялся в фильме, озвучание будет проходить в Грозном буквально на этой неделе. А сейчас «Чеченфильм» и «РФГ» совместно работают над дебютной короткометражкой Ислама Сатырова, музыканта и режиссера из Минеральных Вод.

Со сценарием фильма «Шепот счастья» Ислам победил на питчинге региональных проектов в Ставрополе, где его и заметили продюсеры «РФГ».

«Прощаться не будем» / Фото предоставлено кинокомпанией «Чеченфильм»

Беслан Терекбаев встречает Сатырова в ресторанном дворике на первом этаже торгового центра, где расположен «Чеченфильм». Он внимательно выслушивает историю дебютанта. «Шепот счастья» рассказывает о слепом мальчике, вместе с отцом укрывающемся от дождя в здании театра, где выясняется, что ребенок всегда мечтал выступить на публике со своим стихотворением. Познакомившись с администратором театра, отец решает исполнить мечту сына.

«Завтра устроим кастинг среди детей, которые учатся в нашей киношколе. Какой возраст нужен? 8—9 лет? Найдем тебе всех. Надо обязательно написать, что ты победитель первого северокавказского питчинга. Ты уже вошел в историю! Еще постараемся пригласить журналистов», — деловито рассуждает Беслан и тут же дает по телефону поручение своим сотрудникам разослать объявление о том, что завтра в 12 часов режиссер будет отбирать мальчиков на главную роль в короткометражном фильме.

На следующий день в холле студии действительно собирается около пятнадцати кандидатов — активных и не очень мальчишек, готовых прочитать перед режиссером-дебютантом и басню, и монолог Гамлета.

«Прощаться не будем» / Фото предоставлено кинокомпанией «Чеченфильм»

В киношколе «Шаг» есть не только актерские курсы, здесь преподают режиссуру, операторское мастерство, грим, монтаж. Почти все преподаватели, за исключением двоих, местные. На вопрос о том, почему нет курсов сценарного мастерства, Терекбаев отвечает, что нет специалистов.

Узнав от корреспондента КиноПоиска, что многие школы в регионах занимаются с московскими сценаристами по скайпу, Терекбаев тут же зовет помощницу: «Узнай, как мы можем по скайпу организовать занятия». Все вопросы продюсер решает таким же образом — стремительно, без промедлений.Весь Кавказ как киноплощадкаТерекбаев основал «Северокавказскую кинокомпанию» и Фонд поддержки развития кинематографии Северного Кавказа.

Средства фонду выделило министерство по делам Северного Кавказа. Фонд будет распределять их на возвратной основе, и те 5 млн рублей, что Терекбаев получил от фонда на проект «Лучшие друзья», он по договору обязан вернуть. Офис «Северокавказской кинокомпании» будет располагаться в Пятигорске — Терекбаев уже договорился о выделении там здания.

По задумке Терекбаева «Чеченфильм», «Дагфильм» и «Ингушфильм» будут продолжать работать над локальными проектами, в то время как «Северокавказская компания» будет производить фильмы с российским и международным потенциалом.

«Прощаться не будем» / Фото предоставлено кинокомпанией «Чеченфильм»

Инвестиции продюсер планирует привлекать с помощью Исламского банка, который в соответствии с принципами Корана выдает беспроцентные ссуды. Также Беслан рассчитывает на поддержку северокавказских олигархов. Михаил Гуцериев, Микаил Шишханов, Руслан Байсаров, Умар Джабраилов, Абубакар Арсамаков — их Терекбаев знает лично, но пока обращаться к людям из списка Forbes не спешит.

Хочет сначала завершить работу над «Лучшими друзьями» и показать результат.

Пока что в развитие «Чеченфильма» вовсю вкладываются и собственные деньги продюсеров. «У нас есть параллельно другие предприятия. Недвижимость за рубежом, например, — уточняет Беслан. — Я договорился сейчас возить лекарства из Индии, аюрведическую продукцию. Еще у меня есть турфирма, которая занимается медицинским туризмом.

Отправляем людей в Израиль, в Германию, развиваем частную медицину».

Продюсер говорит, что если бы министерство культуры РФ выделяло бы на СКФО 100 млн рублей в год, то можно было совершить «прорыв в киноиндустрии СКФО и в России в целом», учитывая прокат в мусульманских странах, помимо России и стран СНГ. «Нам ведь не нужно, как мейджорам, 300—500 миллионов. Нам 100 млн рублей в год на весь Северный Кавказ хватит.

Мы на эти деньги невероятное сможем сделать!» — говорит Терекбаев, напоминая, что снимать здесь недорого, а при наличии административного ресурса — просто. «Одним звонком мы решаем все вопросы. Здесь нет бюрократических препон. Когда мы снимали для Первого канала [сериал „Безопасность“], мы решали все очень быстро. Пригоняли БТР по одному звонку.

Я же еще как актер снимаюсь, поэтому меня все знают. И как режиссера, как продюсера знают».

На сайте «Чеченфильма» объявлен прием сценарных заявок. Из присланных через онлайн-форму проектов два — кавказский и русско-турецкий сериалы — уже запущены в работу. Еще около 200 заявок у Беслана пока нет времени прочитать. «У меня запланировано несколько фестивалей — спортивного кино, духовно-нравственного кино, — но нужны время, партнеры, чтобы все это организовать.

Я намерен делать параллельно детские проекты. Я же педиатр, мне очень хочется этим заниматься», — говорит Беслан.

«Он спит часа по три-четыре в день, не больше», — говорит Магомед Вараев, который работает продюсером в «Чеченфильме». В кино Магомед попал случайно: занимался бизнесом, и, когда его познакомили с Терекбаевым, тому как раз нужен был помощник, чтобы заниматься документами. Творческая сторона Вараеву не очень интересна, за исключением работы над сценариями, когда Беслан вместе с другими продюсерами студии устраивает мозговой штурм. «Я за последние полгода только два фильма посмотрел целиком. „Притяжение“ и еще один — не помню название», — признается Вараев.

Фото предоставлено кинокомпанией «Чеченфильм»

Терекбаев, наоборот, старается смотреть в день один-два фильма. «Конечно, не всегда получается. Иногда засыпаю на середине, потом досматриваю. Мне вообще нравятся фильмы Мэла Гибсона. „Апокалипсис“ — со смыслом был фильм. „Интерстеллар“ очень впечатлил. Из российских режиссеров нравятся только советские. Советское кино было добрым, кассовым, свое все любили и смотрели. В фильмах не было разврата.

Если герои пили, это было смешно, не было ощущения, что у нас кругом одни алкоголики. Юмор был, любовь была, но не было пошлости. „Иван Васильевич меняет профессию“ — каждый диалог отточен! „Утомленные солнцем“ в свое время мне понравились, они показал суть режима, жестокого по отношению к собственному народу. Мы тоже через это прошли», — говорит он.«Чеченский народ — своеобразный бренд»

Всю зиму Терекбаев проведет в Турции и Эмиратах — хочет открыть и там филиалы киношколы «Шаг». «В Дубае много кавказцев живет, много индийцев. Все они хотят учиться, всем интересно кино», — говорит Терекбаев. С Объединенными Арабскими Эмиратами у Чеченской Республики тесные связи: глава республики Рамзан Кадыров активно привлекает капитал из ОАЭ в строительство крупных объектов, в том числе того же «Ахмат-Тауэр» и международного университета в Грозном.

Снимать российское кино с русскими актерами Терекбаев пока не стремится — и не готов, и еще нет ресурсов. Снимать российское кино с кавказскими и русскими актерами — да. Его новая идея, сценарий по которой еще только пишется, — история двух подростков, русского и чеченца, соседей, оставшихся сиротами в результате бомбежки и укрывающих друг друга от федералов и боевиков. «Это реальная история, правда я чуть приукрасил события», — говорит Терекбаев.

У него есть цель — снимать проекты, которые объединяли бы Россию и мусульманский мир. «Чеченский народ — своеобразный бренд. В мусульманском мире — а это 1,5 миллиарда человек — русские не имеют такого веса, какой есть у чеченцев, — говорит продюсер. — Будем здесь снимать, там прокатывать. Аккуратно будем навязывать им наши ценности: один герой — мусульманин, один — русский».

Фото предоставлено кинокомпанией «Чеченфильм»

На сайте Фонда поддержки развития кинематографии Северного Кавказа уже работает платформа для краудфандинга. Терекбаев уверен, что представители чеченской диаспоры по всему миру помогут созданию местной киноиндустрии. У самого Беслана в Европе живут братья: старший — в Австрии, младший — в Норвегии.

Беслан охотно рассказывает про толерантность и демократию, отсутствие рейдерских захватов и верховенство закона в европейских странах, где его племянники даже могут изучать в школе родной чеченский язык.

«Братья меня постоянно звали в свое время, — признается Беслан. — Но как я уеду? Я в самое трудное время не уехал, у меня здесь родители, я всю жизнь здесь. Это мой дом, моя страна, я верю в нее и уверен, что нас ждет великое будущее, что мы на правильном пути.

Буду здесь кино развивать».

Автор Дарико Цулая

Как раньше снимали без хромакея (Комбинированные съёмки, фронтпроекция и пр.)


Релевантные статьи:

Теги: ,

закладки и соцсети

Комментарии закрыты.