Вы находитесь здесь: Главная > Кинематограф > Быков, федорович и другие оценивают «сценарии мединского»

Быков, федорович и другие оценивают «сценарии мединского»

На прошлой неделе мы рассказывали о предложенных министром культуры Владимиром Мединским трех сценариях развития российской киноиндустрии. КиноПоиск попросил Юрия Быкова, продюсера «Битвы за Севастополь» Наталью Мокрицкую, продюсера ТНТ Валерия Федоровича и других профессионалов отечественной киноотрасли изучить эти варианты и предложить свои.

Напомним, что министр озвучил идеи на правительственном совете по развитию отечественной кинематографии, который собирается раз в два года. Варианты были такие: квотирование или ограничение иностранной продукции на российском рынке, дополнительное бюджетное финансирование, а также различные косвенные сборы, которые «поступают от тех, кто на кино зарабатывает», главным образом от телевидения или кинотеатров. Подробнее о каждом из вариантов — в нашем материале.

Валерий Федорович: «Зритель — самый важный участник производства»Валерий Федорович — заместитель генерального продюсера телеканала ТНТ, продюсер сериалов «Измены», «Сладкая жизнь», «Чернобыль. Зона отчуждения» и многих других успешных проектов телеканала. До прихода на ТНТ работал главным редактором на студии СТВ продюсера Сергея Сельянова.

— Чтобы разобраться с этим вопросом, все фильмы надо разделить на две большие группы. Первая группа — это авторские картины и дебютные. На них государство стопроцентно должно выделять бюджетные деньги, потому что это часть нашей современной культуры.

Через эти фильмы зрители, в том числе и из других стран, узнают о том, что из себя представляет Россия сейчас и какие люди там живут. Соответственно чем больше самых разных фильмов будет ездить на фестивали, номинироваться на престижные премии, тем лучше нас будут в мире понимать, а от понимания недалеко до принятия, а от принятия недалеко и до любви. Это простая, но очень важная вещь.

Быков, федорович и другие оценивают «сценарии мединского»

«Измены»

Вторая группа — это коммерческие фильмы. На самом деле они, конечно, будут наследовать все самые яркие решения из авторских и дебютных фильмов. В том числе и поэтому так важно поддерживать первую группу. В кинопроизводстве этих коммерческих фильмов ситуация иная.

Если производство сериалов в нашей стране давно превратилось в бизнес, то кино в бизнес не превратилось. Я об этом знаю не понаслышке, поскольку до ТНТ я семь лет работал главным редактором в кинокомпании СТВ Сергея Сельянова.

Мы на ТНТ очень четко знаем, в каких ценовых рамках находится стоимость наших сериалов, потому что оцениваем, какое количество рекламы мы можем продать и, следовательно, какие затраты мы окупим после его показа. А 95 % российских кинофильмов, выходящих в прокат, не возвращают денег, которые были на них потрачены. Это не бизнес.

Почему? Существует дефицит интересных, ярких историй про здесь и сейчас, про современность, про то, что людям интересно смотреть. Действие фильма может происходить в любом времени, просто должна быть связь с современным зрителем.

Зритель — это вообще самый важный участник процесса производства кино или сериала. Особенно если ты хочешь построить бизнес.

Буквально одну историческую секунду тому назад на ТВ было огромное количество сериалов мексиканского, турецкого, любого другого производства. Как только российские каналы стали создавать интересные и более-менее приличные истории, в которых люди видели самих себя, массовый зритель сразу же перестал смотреть сериальную продукцию других стран. Уверен, если кино будет продуцировать интересные истории, то же самое произойдет и в кинематографе.

Многие говорят, что дело в откатах и распилах, но это не так. Такие продюсеры, как Сельянов, Толстунов, Роднянский, не только получают деньги от государства, но и вкладывают свои средства, чтобы производить интересные и яркие проекты. Дело в поиске сценаристов, историй, героев. «

Говорят, дело в откатах и распилах, но это не так»

Понятно, что нужно производить так называемые блокбастеры, фильмы-события, которые стоят существенно дороже обычного полнометражного кино, потому что они тоже развивают киноиндустрию. Но, когда ты делаешь такие фильмы, ты должен ориентироваться не только на свой, но и на международный рынок. Это важное условие, потому что, если ты хочешь соперничать с голливудскими фильмами типа «Железного человека» или «Дэдпула», ты должен производить что-то сопоставимое по масштабу.

Не комиксы, конечно, но что-то, что будет востребовано. Если не в Америке, то в Китае, в Европе. Это вполне возможно. В анимации это уже происходит. Теперь очередь за кино. Надо деньги искать не у государства на эти блокбастеры, а на западных рынках. Так же, как и авторские режиссеры, которые хотят снимать не локальные истории, а глобальные, пользуются поддержкой фонда «Евримаж», других зарубежных фондов.

То же самое должно происходить с блокбастерами. А финансировать их на 100 % за счет бюджета неправильно.

Это как с детьми. Их нужно воспитывать до определенного возраста, но, как только исполнится 18, стоит отпустить. Нужно поддерживать дебютное кино, но как только кино вырастает, его нужно отпускать, ему нужно давать свободу. Только тогда оно может окрепнуть, встать на ноги и превратиться в бизнес.

Поддержка — это процесс, а у любого процесса должна быть конечная цель, и вот кино, на мой взгляд, в нашей стране должно превратиться в бизнес, а не в благотворительность, чем оно является сейчас.

«Дэдпул»

Если говорить про те варианты, которые привел министр культуры, наиболее приемлемым является, на мой взгляд, французский вариант, он справедливый. Потому что производители кино, в том числе и российского, должны по факту отдавать 50 % кинотеатрам сразу, от 10 % до 15 % — прокатной компании, то есть производителю остается 35—40 % от сборов в лучшем случае. А на нем чаще всего лежат еще и маркетинговые издержки.

Мне кажется вполне справедливым, если кинотеатры стали бы делиться сборами с голливудских или европейских картин, чтобы это все пошло опять же не на блокбастеры, не на мейнстримовое кино, а на дебюты и артхаус.

Если же говорить про процент от рекламы на телеканалах, то здесь мы не очень понимаем, как устроено в Польше, а дьявол всегда кроется в деталях. В нашей стране устроено так, что производители, которые сделали кино, приходят на телеканалы (на любые) и могут продавать свое кино, а дальше мы, например ТНТ, платим вполне приличные деньги за каждый показ. Если много зрителей смотрят это кино, в наших интересах купить его еще раз.

Или возникает ситуация, что его может купить другой канал, который знает, что рейтинги были хорошие. Получается, что зрители сами регулируют и определяют, сколько денег получит производитель этого фильма. «

У нас, как и во всем мире, система более справедливая»

Чем лучше ты делаешь кино, тем чаще оно показывается по телеканалам, тем больше денег тебе приносит. Происходит целенаправленная поддержка зрителями того кино, которое им нравится. Насколько я знаю, в Польше существует процент от ТВ-рекламы, но стоимость прав на показ при этом минимальна.

Так что, на мой взгляд, у нас, как и во всем мире, система более справедливая: зритель сам определяет, сколько денег получит конкретный производитель кино. Потому что и в кино, и в сериалах зритель по факту является самым важным и определяющим процесс участником производства.Клим Шипенко: «Хотелось бы, чтобы деньги на кино поменьше распиливали по дороге»Клим Шипенко — режиссер, окончил факультет кинопроизводства Калифорнийского университета в Нортридже.

Работал на Первом канале, на данный момент снял три полнометражных фильма, последний из которых, «Как поднять миллион. Исповедь z@drota», выходит в российский прокат 10 марта. Сейчас работает над масштабной картиной «Салют-7.

История одного подвига», посвященной одноименной советской космической станции.

— Сейчас господдержка действительно работает не совсем продуктивно. Видно, что индустрия не очень развивается, и бюджеты на блокбастеры не сопоставить с голливудскими. Следовательно, нам сложнее конкурировать с американскими блокбастерами.

С одной стороны, делать что-то надо, с другой — это надо делать аккуратно. Квотирование зарубежных фильмов — вещь очевидная, но я не уверен, что она повысит качество наших картин. Скорее, это увеличит очереди на американские зарубежные фильмы.

Клим Шипенко на съемках «Салют-7. История одного подвига»

Это как с ситуацией на отечественном телевидении, когда несколько лет назад были введены определенные квоты и стало больше российского контента, но он от этого не стал лучше, а скорее даже наоборот. Не повысит квотирование и сборы российских фильмов. Наоборот, сборы будут ниже, потому что получается, что ты конкурируешь в этом процентном сегменте друг с другом и понимаешь, что бы ни случилось, этот процент все равно будет.

Кинотеатры будут обязаны кого-то показывать, независимо от того, хорош фильм или плох.

Что касается увеличения госфинансирования, то это имеет смысл, если речь идет о зрелищном кино, потому что ты работаешь на зрителей, которые ходят и будут ходить на зрелищные фильмы с огромными бюджетами. Так или иначе, но, придя на твой фильм с бюджетом в 10 раз меньше, они скажут: ну, это не так круто, как (в моем случае) «Гравитация» или (в других случаях) «Безумный Макс». Нужно ли давать больше госфинансирования на не такое большое кино, я не уверен.

Я не очень понимаю, когда на артхаусный фильм потрачен большой бюджет, потому что он точно не окупается. В сегменте коммерческого кино хотя бы есть шанс, потому что есть пример «Сталинграда», есть прецеденты такого кино, которое окупается и даже зарабатывает деньги.

«Гравитация»

А что касается малобюджетного зрительского кино, нацеленного явно на узкую аудиторию фестивалей, оно должно субсидироваться, но пропорционально ожиданиям. Так что на фильмы, нацеленные на широкого зрителя, который будет сравнивать их с зарубежными аналогами, которые долго и дорого снимаются, имеет смысл тратить деньги. Поднимется их уровень в лице зрителей, будет доверие зрителей к русским фильмам-блокбастерам. А просто влить еще денег и дать их на артхаусные фильмы?

Я не против, но надо понять, кому и для чего это делается. Государство должно понять: оно выступает как инвестор или просто как меценат. Если это деньги для фильма Сокурова, который является флагманским российским режиссером, продвигает имидж страны за рубежом, может, это и имеет смысл.

Все индивидуально, и нужно рассматривать каждый случай как отдельный инвестиционный или дотационный.

Мне бы лично хотелось, чтобы те деньги, которые распределяются, доходили до картинки, чтобы поменьше распиливали по дороге, чтобы побольше доходило до экрана. Я сейчас не жалуюсь, но я сталкивался и слышал про такие вещи. Нужна какая-то система контроля, как эти деньги доходят непосредственно до экрана. Если это произойдет, то наши фильмы, может быть, станут побогаче в смысле своего визуального ряда.Олег Березин: «Чиновники живут абсолютно в другом мире.

Нельзя обсуждать их идеи с точки зрения логики»Олег Березин — генеральный директор компании «Невафильм», которая занимается исследованиями в области бизнеса российских кинотеатров, анализирует рынок кинопоказа СНГ и мировые тенденции развития кинотеатров, главный аналитик отечественной киноиндустрии.

— Правительственный совет по кино создан для государства-продюсера, задача которого — осваивать большие бюджетные деньги, в идеале безвозвратные. В нашей стране реально все. Когда в Госдуме Железняк предлагал ввести квоты, там невозможно было апеллировать к здравой логике, ее просто нет. Я часто слышу в дискуссиях: «Этого не может быть!

Люди же понимают, что это неправильно». Ничего они не понимают. Они живут абсолютно в другом мире, поэтому нельзя обсуждать их идеи с точки зрения логики, бизнес-логики или культурной политики. Это бессмысленно.

Вот посчитали, что мы не дружим с Турцией — бац! — на следующее утро мы не дружим с Турцией. Посчитают, что надо ввести квоты — введут. Посчитают, что надо убрать рекламу с кабельных каналов, к примеру — уберут. «

Посчитают, что надо ввести квоты — введут»

На самом деле это верхушка айсберга. Никого не интересует реальный прокат фильмов в кинотеатрах, потому что их интересует все только с той точки зрения, чтобы не дали по башке. Столько денег тратится, а вроде, говорят, фильмы никто не смотрит. Это их беспокоит. Опять же только потому, чтобы отчитаться за деньги, которые были выделены. До сих пор нет протокола, а обсуждать правительственный совет без протокола бессмысленно.

Я не удивлюсь, если мы прочитаем там: «Рассмотреть вариант введения квот в 2016 году». На совете ничего не было про реальные проблемы индустрии. Про профессиональное образование — ноль, про поддержку индустрии в целом — ноль, про поддержку действующих кинотеатров — ноль. Совет никакого эффекта не оказывает, а вбрасывает только какие-то мысли в воздух.

Приводится в пример Китай с квотами, но тот же Китай сначала поднимал свою индустрию, свои технологии, регулировал отношения с телевидением и интернетом».Наталья Мокрицкая: «Должен быть НДС на билеты на иностранные фильмы»Наталья Мокрицкая —глава кинокомпании «Новые люди», продюсер авторских фильмов «Изображая жертву», «Юрьев день», «Класс коррекции» и большой военной драмы «Битва за Севастополь».

— Никаких квот, конечно, не надо. Но по мерам поддержки я свое мнение с лета не поменяла. Я по-прежнему считаю, что должен быть НДС на билеты на иностранные фильмы, но эту меру не поддерживают.

Дистрибьюторы и так платят 18 % налога. А по поводу телевидения я не понимаю механизма, как это можно сделать.Юрий Быков: «Все-таки надо перестать чистить рожи кирпичом»

Юрий Быков — режиссер картин «Майор» и «Дурак», с успехом воспринятых зрителями, постановщик сериала «Метод», один из режиссеров масштабного проекта компании Bazelevs «Время первых». После ухода с «Времени первых» Быков объявил о создании собственной производственной компании «Кода», регистрацией которой сейчас занимается.

Юрий Быков в фильме «Майор»

— Сложа руки сидеть нельзя. Какие-то меры надо предпринимать. Просто ни одна из крайних мер не сработает. Проблема заключается в том, что капитализация нашего рынка очень маленькая. Картина, которая будет сниматься и даже не окупаться, но будет стоящей с точки зрения не внутрицеховой, а с точки зрения зрительского внимания, должна иметь бюджет не больше 60—70 миллионов рублей.

Плюс раза в два больше рекламный бюджет. И даже если она зарабатывает 400—500 миллионов, то это средняя капитализация, потому что максимум у нас капитализация составляет 1,2 млрд, кажется.

Есть небольшое лирическое отступление. «Легенда № 17», которая, будучи не такой масштабной картиной, как условные «Трансформеры», сработала на квинтэссенции совпадения силовых точек, внимания зрителей и контекста времени. Но такие картины не могут выходить постоянно и собирать миллиарды. «

Запрещать — провоцировать очередной политический и культурный кризис в отношениях с Западом»

Стандартные сборы на нашей территории — 300—400, максимум 500 миллионов. Соответственно, чтобы выходить в ноль, нужно снимать где-то за 60—70 миллионов и еще 120—150 тратить на рекламу. Примерно так делает Жора Крыжовников.

Но мы понимаем, что в этом сегменте возможны только комедии, потому что серьезный блокбастер типа «Экипажа», «Дуэлянта», «Викинга» только по производственным бюджетам переваливает за 700—800 миллионов. Так что если мы априори вкладываем деньги, которые не можем окупить, то мы все равно находимся в слоте, который не может конкурировать с западными производственными бюджетами, а главное, с промобюджетами да и в целом с технологиями.

Запрещать — значит провоцировать очередной мгновенный политический, культурный кризис в отношениях с Западом, что в принципе неверно, потому что культурные отношения на уровне музеев, галерей, театров, балета сохраняются. Нельзя здороваться за одну руку и отсекать другую. Поэтому, скорее всего, закрыть поступление даже широкоэкранного коммерческого кино, как, допустим, «Дэдпул», нельзя, потому что существуют интегрированные процессы.

Мы не можем взять и вычленить себя из одной части этого процесса и работать в остальных, беззаботно улыбаясь друг другу в лицо. Наша первая причина, по которой нельзя делать ничего крайнего, — это то, что мы также интегрированы в мировую культурную среду, как и все остальные.

«Легенда №17»

Что в этом случае делать? Мы взрослые люди, мы отдаем себе отчет в том, что даже если будем развиваться и все будет невероятно интересно, то мы не переплюнем достижения французского кино и любого другого состоявшегося кинематографа, не считая даже голливудского. Соответственно, если в обозримой перспективе на 10—15 лет мы выходим на внешние рынки только частично, надо ориентироваться на сборы на внутреннем рынке.

А сборы на внутреннем рынке дают картины, которые должны быть качественными в том сегменте, в котором они делаются.

Я вижу только одно решение — затягивание поясов. Конечно, нам нужны большие картины. То, что сейчас происходит, так и будет происходить. Сейчас так получается, что избранное количество проверенных, доверенных лиц давно получает огромные невозвратные бюджеты, чтобы делать такое общевизиточное кино.

Это Максимов, Верещагин, Сельянов, Роднянский и так далее. Вот они и дальше будут получать эти миллиарды, чтобы делать проверенные витринные блокбастеры, которые никакой реальной прибыли не приносят, но показывают визитную карточку возможностей российских профессионалов в кинематографе. «

Система, которая сложилась, вряд ли изменится в ближайшие 10—15 лет»

А остальные так и будут пытаться за меньшие деньги снимать что-то удивительное. Такие люди, как Лео Габриадзе, будут пытаться что-то делать, как я с «Майором», допустим. С одной стороны, это, конечно, хорошо, потому что увеличивается количество людей категории «левша». С другой стороны, все-таки надо перестать чистить рожи кирпичом.

Но мне кажется, что та система, которая сложилась, вряд ли изменится в ближайшие 10—15 лет.

Я не говорю, что у министерства культуры не будет какой-то имитации бурной деятельности, но реально переломить ситуацию мы не сможем, пока у нас не будет двух главных факторов. Первый — выход на внешние рынки. И, собственно говоря, престиж именно такого широкоэкранного коммерческого кино на тех внешних рынках, куда мы пытаемся выйти.

Никакой серьезной конкуренции транснациональным корпорациям типа Sony, Universal и Fox мы не можем составить в ближайшие 20—30 лет, если какого-то квантового скачка не произойдет. Так что радикальные ограничения вредны, а нерадикальные погоды не изменят.

«Убрать из друзей» Лео Габриадзе

Нужно, как это ни странно, признать, что единственное, в чем мы сильны, — это то, что никогда не зависело от денег. Это идейность, глубина, качество истории именно в драматическом или комедийном ключе, исполнение артистов, режиссура. Поэтому малобюджетное кино — наш главный приоритет.

А наши блокбастеры — для меня какой-то параллельный мир, в котором я попытался участвовать, но у меня не получилось, с точки зрения больших дядек, и я для себя это из зоны интересов вывел.

Мой рецепт простой — развивать авторское кино и недорогое зрительское в комедийном жанре, полукомедийном, трагикомедийном и так далее. А больше никаких, наверное, рецептов нет. Внутри индустрии мы будем поддерживать тонус сериалами, а в прокате конкурировать за счет недорогого, но нашего, такого русско-ментального игрового, развлекательного кино, но в блокбастерах никакой конкуренции быть не может.

Примечание КиноПоиска: Бюджет упоминаемого спикерами фильма «Дэдпул» — скромные по меркам голливудских блокбастеров 58 млн долларов. Фильм с таким бюджетом и рейтингом R по прогнозам многих аналитиков должен был провалиться в прокате, но благодаря любви создателей и оригинальной рекламной кампании картина уже собрала 600 млн в мировом прокате, не являясь типичным голливудским тентполом.

Автор Мария Токмашева

Backstage перед дебатами Быкова и Мединского


Релевантные статьи:

Теги: , ,

закладки и соцсети

Комментарии закрыты.