Вы находитесь здесь: Главная > Психология > Бывает ли лекарство от страха

Бывает ли лекарство от страха

Эти женщины, наверное, и не догадывались, какая сила им дана, пока диагноз «рак груди» не разделил их жизнь на «до» и «после». Вселяющие надежду истории их борьбы и победы мир узнал благодаря специальной акции компании AVON.

С начала этого года в адрес программы «Вместе против рака груди», организованной Avon, пришло более 50 писем от россиянок из самых разных регионов страны. Женщины в самом расцвете сил, с детьми, образованные и состоявшиеся в профессиональной сфере, рассказывали, каким шоком стало для них известие о болезни. И все-таки с течением времени они смогли справиться с депрессией и заново открыли для себя радость жизни.

В ходе благотворительного Марша, прошедшего в Москве 31 мая, авторы самых ярких и воодушевляющих историй получили награду из рук писательницы Дарьи Донцовой, которой несколько лет назад диагностировали рак груди на поздней стадии.

Бывает ли лекарство от страха

Героиня одной из историй представит Россию в Международном туре Розовой ленты — он ежегодно проходит в 40 странах мира. А мы (с небольшими сокращениями) публикуем два письма — два свидетельства невероятного мужества и терпения, которых хватило бы на десятерых женщин.

Я выбираю жизнь
Еникеева Роза, 52 года, Уфа

«28 ноября родился мой любимый мужчина — моя первая любовь. 28 ноября — день рождения писателя Константина Симонова, его военные дневники я когда-то читала с большим интересом. И 28 ноября 1998 года я обнаружила опухоль на правой груди. Совершенно случайно. Во время примерки белья. На следующий же день побежала в поликлинику.

И после осмотра, собрав анализы и получив направление, обратилась в республиканский онкодиспансер.

Пункция, гистология… Результат оказался не самым страшным — злокачественных клеток нет. Но операция нужна. Можно было сделать ее после праздников, но мне не хотелось тащить болячки в новый год. А 4 января 1999 года я стала обладателем диагноза «рак».

Хирург тогда сказал: «Обнаружены неблагоприятные клетки». А я, совершенно далекая от медицины, не могла понять, о чем он говорит, и была просто оглушена, когда до меня дошел смысл его слов.

Праздники — все отдыхают, веселятся, а я лежала на кровати и заживо умирала. Теряла в весе по килограмму в день.

Какое счастье, что у меня есть сестра! Она подняла на ноги все отделение маммологии. И 13 января меня уже повторно оперировали в онкодиспансере. После наркоза мне снились огромные перламутровые ворота в виде раковин. Хотелось открыть их и войти… Хирург сказал, что у меня удачная опухоль в виде капсулы. Росла она лет 8—9. Я связала этот «возраст» с крупной экологической катастрофой в нашем городе.

В 1989 году в одном из цехов УПО «Химпром» произошел разлив фенола. Тогда много писали об этой трагедии. И один из прогнозов обещал через 9–10 лет вспышку онкологических заболеваний…

После облучения сил нет даже подмести пол. Начала лечиться у известного травника. За полтора года спустила накопленные на учебу ребенка деньги (один прием — 100 долларов, «можно в рублях по курсу»).

На кухонном столе стояло по 18 бутылок, бутылочек и пузырьков с отварами и настойками.

Через год — новая опухоль на той же груди. Новая операция. В конце лета — увеличенные лимфоузлы над ключицей.

Пункция. Загремела в онкодиспансер по полной программе. Срочно на операцию, четвертую по счету, — овариоэктомия. Под наркозом казалось, что внутри меня скидывают с тачек большие каменные глыбы, которые больно ранят острыми углами. Тьма, мгла, чернота… Первую химиотерапию мне прокапали в пятницу. Я немного полежала и ушла домой.

Городских больных отпускают — дома легче. Навстречу попалась врач из отделения радиологии, спросила: «Как дела?» Я показала большой палец: «Все хорошо». Святая простота! Я не представляла, что меня ждет. К концу дня — жуткая слабость. Через сутки рвота.

Вокруг все замерли, не знали, как облегчить мои страдания. Болело все, даже корни волос. Наступил момент, когда мне захотелось умереть. Я не думала ни о ком и ни о чем. Хотелось любой ценой избавиться от неотступной боли. В понедельник утром приползла в больницу. Сказала, что отказываюсь от следующих курсов «химии».

А врач в ответ: «Хочешь, расскажу, как ты будешь умирать?» Рассказал. Жутко. В заключение сообщил, что ему нравится мое ироничное отношение к болезни.

Он уверен, что у меня все будет хорошо.

Между курсами «химии» был трехнедельный перерыв. Неделю я отлеживалась, вторую неделю начинала вставать, гулять и есть. И в последнюю — выходила на работу.

Среди коллег было легче. Однажды в автобусе по пути на работу потеряла сознание…

После первой «химии» прическа у меня была «антиирокез» — волосы выпали там, где у панков торчит гребень.После первой же «химии» прическа у меня была «анти-ирокез» — в один день волосы выпали там, где у панков торчит гребень. Сначала носила платочек, а потом взяла и побрилась наголо. Какое это было интересное ощущение!

Весь назначенный курс лечения я прошла. Похудела на 16 кг. Вышла на работу. И… перестала спать. Мысль, что я больна раком, не покидала ни на секунду. Ночью было страшнее: темно, тихо… И тогда я начала «строить дом»: планировала комнаты, придумывала занавески, мебель.

Завершением каждого рабочего дня-ночи была уборка. Я мысленно выметала мусор из каждого угла, наводила порядок в своей виртуальной усадьбе и незаметно засыпала. Спустя некоторое время отметила, что за день ни разу не вспомнила о раке. У меня изменились взгляды на жизнь, события, отношения между людьми. Нет ненависти, меня невозможно вывести из себя. О смерти я уже не думала.

Разве мне нечему радоваться? Хорошее настроение создавала себе сама. Ездила с друзьями на природу, в командировки.

Один из летних отпусков мы провели на колесах: объездили с семьей на машине несколько озер. Рыбачили, купались, жарили шашлыки, дурачились вечером у костра.

Еще через пять лет, 6 июля 2008-го, мне сделали операцию на желудке. Пятую. Никак этот рак не отцепится!

Не хочу думать и не думаю, куда он поползет дальше… Вышла на работу. Живу обычной жизнью. Хожу в кино, в театр, на концерты любимого симфонического оркестра, плаваю в бассейне.

Недавно звоню подруге. Она рассказывает, что вчера была в плохом настроении. Я удивляюсь: «Разве у тебя бывает плохое настроение? Ни разу не замечала».

А она в ответ: «А с тобой у меня никогда не бывает плохого настроения. Ты меня лечишь». И другие знакомые говорят то же самое. Приятно и удивительно. Сегодняшняя моя мечта — жить за городом. Еще хочется прокатиться на байке! И побывать на острове Маврикий!

Говорят, по его подобию Бог создал рай».

КАК СЕБЕ ПОМОЧЬ

В большинстве случаев опухоль груди развивается под влиянием эстрогенов, которые содержатся в молочной железе. Количество этого гормона частично обусловлено наследственностью, частично — образом жизни. Как снизить риск заболеть?

•Следить за весом После менопаузы избыточный вес может влиять на развитие опухолей. Кроме того, подкожный жир стимулирует выработку энзима ароматазы, который преобразует андрогены (мужские гормоны) в эстрогены.

•Заводить детей до 30 лет Нашли будущего папу? Не тяните с появлением на свет наследника. Беременность позволяет клеткам молочных желез достичь полной зрелости, что защищает их от перерождения.

•Кормить грудью В последнем докладе Всемирного фонда исследования рака отмечается позитивный эффект грудного вскармливания. Особенно если оно длится не меньше полугода.

•Снизить потребление алкоголя Исследование Национального института США рака (в нем приняли участие 184 тысячи женщин) показало: 1—2 бокала алкоголя в день увеличивают риск развития рака груди на 30%. Объясняется это модификацией метаболизма эстрогенов. Совет соблюдать умеренность относится, помимо крепких напитков, к вину и шампанскому.

•Исключить жирные транскислоты По исследованиям французского института Inserm, болезнь в два раза чаще встречается у женщин, в чьей крови повышен уровень жирных транскислот индустриального происхождения. Их содержат промышленная выпечка и пирожные, чипсы, тесто для пиццы и т. д.

•Регулярно заниматься спортом Активный образ жизни снижает риск на 40%. Даже для людей с плохой наследственностью и худощавых женщин. Причина в сокращении эстрогенов и укреплении иммунитета.

«МОЯ ЗАПОВЕДЬ — НЕ УНЫВАЙ!»
Людмила Кутявина, 56 лет, г. Екатеринбург

«В жизни похожее (когда считаешь каждый день, а потом каждый месяц, и все это — праздник) бывает при рождении ребенка. То же самое происходило со мной, когда я вышла на работу после болезни, — первый месяц счет шел на дни, а затем на месяцы без больничного листа.

Сегодня жизнь моя вернулась в обычное русло. А началось все 25 декабря 1997 года. Именно с этого дня я живу с диагнозом «рак молочной железы».

По профессии я врач, но свою болезнь обнаружила с большим опозданием. Как-то нащупала опухоль величиной с фасоль. Анализы подтвердили диагноз «киста».

На свое робкое предложения удалить ее получила отказ: «Вы тут не командуйте, у вас своя тактика, у нас — своя». Я поверила опыту коллеги, и вместо того чтобы обратиться за консультацией в онкодиспансер, осталась наблюдаться в районной больнице. И даже во время командировки в Англию, посещая лучшую английскую клинику, не удосужилась проконсультироваться и обследоваться там.

Однажды мне приснилось, что слева в подмышечной впадине у меня увеличенные лимфоузлы. Проснувшись, поняла, что рука на самом деле под мышкой и там — «пакет» лимфоузлов…

После операции я лежала в палате на 12 человек. Каждая из женщин, отвернувшись к стенке, плачет. Мысли у всех только об одном: жизнь кончилась. Спрашиваешь: какой диагноз?

Выясняется: начальная стадия болезни или опухоль в стадии перерождения, то есть даже не рак! Такие больные выздоравливают! Откуда безысходность?

Из больницы выписывалась на 10 килограммов легче, чем была, с тяжелой анемией. Анализы подтвердили рак, но я твердо знала: нельзя раскисать — вся семья на мне!

Врачи (уже в онкодиспансере) решили, что с весом в 42 килограмма химиотерапии я не выдержу. Предложили вначале хорошенько отъесться, а пока провести лучевую терапию. Всего я получила 22 сеанса.

Я решила — нечего канючить и переживать. За полтора месяца набрала вес до 56 кило. В гостях меня смущенно спрашивали: «Что тебе можно?» Я без стеснений отвечала: «Все и как можно больше!» Впервые в жизни я полюбила готовить и проводила на кухне все свободное время…

Химиотерапию (капельницы с лекарством) делали раз в месяц. Мы жили на третьем этаже. Однажды, возвращаясь домой, я поняла, что не в состоянии подняться по лестнице.

С ужасом подумала: неужели наступит время, когда от бессилия не смогу выйти на улицу глотнуть свежего воздуха! Тогда я и придумала продать шикарную квартиру в центре города и купить дом на окраине, у леса.

А пока я каждый месяц сдавала кровь для определения онкомаркеров, которые все росли: лекарство, похоже, не помогало. На пятый месяц химиотерапию изменили, и болезнь наконец отступила. Анализы крови стали лучше, онкомаркеры снизились.

А после 7-го и 8-го сеансов пришли в норму.

Закончила я лечение в ноябре 1998 года, а в декабре вышла на работу.

А потом обнаружились метастазы в позвоночнике, и опять лечение, опять операция, опять лучевая терапия. Жизнь моя напоминала качели: то вверх, то вниз… Подыскала специалистов в Израиле (там у меня друзья), собрала деньги на дорогу и поехала. Назначения совпали с теми, что прописывают больным в нашем городе. Порекомендовали препараты против выработки женских гормонов, чтобы опухоль молочной железы не появилась снова.

А еще — лекарство для поддержания костной ткани позвоночника.

Когда окрепла после лечения, принялась за продажу квартиры. Все меня отговаривали, называли авантюристкой, но моя авантюра удалась. Кто из здоровых решит раз и навсегда поломать устоявшийся быт?

Меня поддержали муж и две дочки. В 2000 году мы въехали в новый дом. С тех пор прошло 8 лет…

Мысль создать клуб для женщин, перенесших рак груди, появилась почти сразу, как я вышла на работу. Я приглашаю к нам на заседания тех, кто, как и я, много лет назад узнал свой диагноз, а также врачей-онкологов, социальных работников, психологов, юристов. Сама расказываю, как настроиться на лечение, научиться говорить о своей болезни без слез. Мы с мужем не возражаем, когда женщины приезжают к нам домой. Мы с ним объясняем, что «не так страшен черт, как его малюют».

Все вместе мы сделаем свою жизнь яркой и полноценной! Вместе мы сделаем ее длинней…

ЦВЕТ НАДЕЖДЫ

Почти сто миллионов розовых ленточек и информационных материалов, сотни иллюминированных достопримечательностей, десятки миллионов долларов, собранных в пользу исследований, – так будет выглядеть кампания корпорации Estee Lauder по борьбе с раком молочной железы в 2008 году. А если бы можно было собрать и соединить все ленточки, розданные с 1992 года, когда началась кампания, они протянулись бы от США до… Китая!

О том, как важен вклад каждого в борьбу с этим смертельно опасным заболеванием, рассказала Эвелин Лаудер, старший вице-президент корпорации Estee Lauder, учредитель и председатель Фонда исследований рака молочной железы.

Какова цель вашей деятельности?
Мир без рака груди. С каждым годом рак молодеет. Мы хотим рассказать всем женщинам: если диагностировать заболевание на ранней стадии, в 98% случаев его можно излечить.

Почему важно продолжать просветительскую работу?
По данным American Cancer Society, в 2007 году рак груди был диагностирован у 1,3 миллиона человек. Но есть и хорошая новость: показатели смертности продолжают снижаться, и это считается результатом ранней диагностики и более эффективного лечения. С другой стороны, например, в США сокращается государственное финансирование исследования раковых заболеваний.

Именно поэтому мы должны упорно продолжать дело, в которое верим.

Что самое главное в вашем обращении к людям?
Не бойтесь рака молочной железы. Не бойтесь проводить самостоятельное обследование и посещать маммолога, когда проходите диспансеризацию. Не бойтесь делать ежегодную маммографию после 40 лет. Ранняя диагностика спасает жизнь!

А вот страх убивает.

Инф. onbeauty.ru

Таблетки от Страха!


Релевантные статьи:

  • Топ 7 страхов будущих отцов

    Чего боятся мужчины, когда женщина ждет ребенка? Молодая семья- муж, жена, которая ждет ребенка. Вполне естественная ситуация, и на вопрос «Что ждет…

  • Страх заболеть раком: как его предолеть

    Эпидемия канцерофобии распространяется по России С начала XXI века уровень заболеваемости раком у женщин увеличился на 35%, а у мужчин – на 47%….

  • Мужские страхи: чего боятся наши рыцари?

    Все чего-нибудь или кого-нибудь боятся, и мужчины не исключение, хотя они не любят этого показывать, особенно перед женщинами. Сильный пол, все-таки. С…

Теги: ,

закладки и соцсети

Комментарии закрыты.