Вы находитесь здесь: Главная > Кинематограф > «Это убило частичку меня»: зрители о финале 7-го сезона

Игра престолов: династия коппола

Семья Коппола дала старт карьерам сразу нескольких заметных кинематографистов, во главе которых, конечно, Френсис Форд Коппола — человек, вписавший свою фамилию в летопись мирового кино и, несмотря на свои художественные промахи последних лет, остающийся в числе важнейших режиссеров второй половины XX века.

Кармине Коппола и Френсис Форд Коппола

Именно Френсис смог консолидировать творческие возможности своей семьи и применить их к кинематографическому ремеслу: в его картинах регулярно участвовали многочисленные родственники, а для некоторых из них фильмы постановщика стали первым опытом приобщения к кинопроизводству (пусть даже временами не скрывались случаи откровенного кумовства). Талия Шайр сравнила родных с цирковой труппой — сплоченной и полностью преданной своему делу.

Агостино Коппола

Первые примеры взаимодействия семьи с кинематографом берут отсчет еще в начале века, когда Агостино Коппола (уроженец Бернальды, владевший в Нью-Йорке собственной мастерской) помогал в производстве деталей, позднее пошедших на сборку звуковой системы Vitaphone (кроме того, он иногда смазывал детали автоматов гангстерам). Прадед всячески поощрял своих детей в занятиях музыкой, что впоследствии стало поворотным пунктом по направлению в будущем разраставшейся семьи к миру искусства.

Игра престолов: династия коппола

В честь выхода фильма «Умопомрачительные фантазии Чарльза Свона-третьего», снятого Романом Копполой (сыном Френсиса Форда Копполы), КиноПоиск рассказывает о некоторых значительных людях из этой династии.

ПЕРВОЕ ПОКОЛЕНИЕ

1) Кармине Коппола (1910—1991)

Дирижер и выдающийся флейтист Кармине Коппола был представителем первого поколения детей итало-американских эмигрантов. Выходец из Нью-Йорка, влюбленный в музыку (во многом из-за того, что она помогла ему отвлечься от заикания), а также в хороший алкоголь и сигары, от которых он не отказывался даже в преклонном возрасте, Кармине обучался в престижнейшей Джульярдской школе.

Долгое время он работал в симфоническом оркестре NBC под руководством Артуро Тосканини, чем впоследствии в школе бравировал Френсис Форд, десятилетия спустя попросивший отца написать музыку к фильму «Сегодня вечером — наверняка». Помимо концертирования, позднее Кармине будет сотрудничать с сыном над лентами саги «Крестный отец», за что разделит с Нино Ротой «Оскар», полученный в номинации «Лучшая музыка».

2) Италия Пеннино (1912—2004)

Отец Италии, Франческо, аккомпанировал Энрико Карузо и был популярным эстрадным автором. Но, пожалуй, самое неординарное его достижение — это управлению сетью кинотеатров и привоз в США первых немых итальянских лент. Позднее Френсис снимет мать в эпизодах двух своих картин.

3) Антон Коппола

Как и его брат Кармине, Антон — выдающийся композитор и дирижер, чья жизнь тоже связана с Нью-Йорком, где он построил внушительную карьеру, включающую в себя работу в Радио-сити, Манхэттенской школе музыки и на Бродвее. После смерти Кармине Антон будет руководить оркестром во время работы над двумя лентами племянника Френсиса Форда — «Крестным отцом 3» и «Дракулой». Последние 12 лет занимается написанием своей очередной оперы.

ВТОРОЕ ПОКОЛЕНИЕ

1) Август Коппола (1934—2009)

Старший брат в семье, оказавший немалое влияние на Френсиса. Свою жизнь Август посвятил литературе, а дипломной работой выбрал проблематику творчества Эрнеста Хемингуэя. Глобальные познания в искусстве, множество научных работ и участие в работе студии младшего брата American Zoetrope помогли Августу влиться и в кинематографическую среду — в 1986 году он был членом жюри Берлинского кинофестиваля.

Другое достижение Копполы — три сына, чьи жизни так или иначе связаны с кинематографом. Кристофер стал режиссером и продюсером (впрочем, не слишком успешным), Марк посвятил себя радио и немного актерствовал в фильмах родственников, а третьего отпрыска мир вскоре узнал под псевдонимом Николас Кейдж. «Он был прекрасным старшим братом и всегда приглядывал за мной, — позднее Френсис скажет в интервью L. A. Times. — Но в то же время он прекрасно учился в школе и заслужил много наград за свои тексты и прочее, он был как бы звездой семьи, и многое из того, что делал я, было в подражание ему».

2) Френсис Форд Коппола

Невероятная энергия и популярность Френсиса Форда Копполы направили развитие династии в кинематографическое русло. Завороженный фильмами еще с раннего детства, он начинал с работы у Роджера Кормана, для которого снимал малобюджетные хорроры. Вырвавшись из-под опеки старшего коллеги, Коппола делал мюзиклы, роуд-муви и писал сценарии, в 1970 году пробившись в высшую лигу с «Оскаром» за военный фильм Франклина Шаффнера «Паттон».

Оглушительного успеха добилась его гангстерская сага «Крестный отец», снятая по бестселлеру Марио Пьюзо. Коппола сделал из достаточно стандартного бандитского романа мощнейшую эпическую драму (в плане атмосферы также вдохновленную реальными эпизодами, имевшими место в жизни родителей Френсиса), окончательно установившую главенство новой поросли американских режиссеров, в числе коих были Уильям Фридкин, Мартин Скорсезе, Хэл Эшби, Стивен Спилберг, Брайан де Пальма, Питер Богданович и Джордж Лукас.

Благодаря «Крестному отцу», «Разговору» и «Апокалипсису сегодня» в течение 1970-х Коппола находился среди крупнейших режиссеров эпохи, однако с разочарованием студий в последних фильмах некогда популярных авторов американской «новой волны» его вотчиной стало скромное независимое кино (чему также поспособствовал и провал масштабной ленты «Клуб „Коттон“»). Последним всплеском громкой популярности для режиссера стала барочная экранизация «Дракулы» с Гари Олдманом, после чего он брался за несколько качественных, пусть и проходных, лент, а также ввязался в работу по приведению в божеский вид «Сверхновой» Уолтера Хилла.

В конце прошлого десятилетия режиссер снова вернулся к полному метру и снял уже три фильма, где пытается переосмыслить собственное творческое наследие, правда, отклик на новые работы мастера был, скорее, неоднозначным. Причем съемки картины «Между» Коппола вел в своем поместье в долине Напа, где он уже почти 40 лет успешно занимается винодельческим бизнесом. Там же у Френсиса расположен своеобразный творческий лагерь, где он преподает домашним основы драматургического ремесла.

3) Талия Шайр

Выпускница Йельской драматической школы, актриса Талия Коппола начинала с ролей у Роджера Кормана и даже появилась в эпизоде фильма Жака Дере «Человек умер». В 1970-м она вышла замуж за преуспевающего композитора Дэвида Шайра. Известность пришла к Талии после участия во все том же «Крестном отце».

Изначально режиссер не хотел утверждать сестру на образ Конни Корлеоне, но та явилась на общие пробы, где продемонстрировала убедительное соответствие будущей роли. Для Френсиса это было непростое решение, но на тот момент он утвердил многих актеров, чьи кандидатуры шли в разрез с вариантами студии. За роль в сиквеле «Крестного отца» Талия была номинирована на «Оскар».

Другой известный образ актрисы — замухрышка Эдриан, сначала объект симпатии, а после супруга боксера Рокки Бальбоа. В 1978-м сыграв свадьбу с продюсером Джеком Шварцманом, Талия оставила за собой фамилию Шайр.

Впоследствии она сыграла в пяти фильмах франшизы об Итальянском Жеребце (в шестой картине, выпущенной в 2006 году, ее героиню умертвили, и это решение устраивало саму актрису, считавшую, что появление супруги боксера в данной картине не будет производить такого же драматического эффекта, как раньше), пережила смерть Джека Шварцмана (с ним она не один год вникала в азы кинопроизводства, что подкосило ее актерскую карьеру), а также вырастила двух сыновей. В 1995-м вышел режиссерский дебют Талии «До ночи», не замеченный публикой, зато на нем она вновь поработала со своим бывшим супругом Дэвидом Шайром. Через 10 лет актриса снялась вместе с сыном Джейсоном Шварцманом в картине Дэвида О. Расселла «Взломщики сердец».

ТРЕТЬЕ ПОКОЛЕНИЕ

1) Николас Кейдж

Сын Августа Копполы, Николас, хотел пробиться в большое кино самостоятельно и долгое время избегал ассоциаций с семьей, поэтому выбрал псевдоним Кейдж (взятый одновременно от имени великого композитора-авангардиста Джона Кейджа и героя комиксов Marvel Люка Кейджа). Первые десять лет своей деятельности он считался актером преимущественно независимого кинематографа.

Николас снимался у своего дяди Френсиса, братьев Коэн, Алана Паркера, в молодежных драмах и впервые доискался серьезной популярности после участия в мелодраме «Во власти Луны» Нормана Джуисона, ставшей одним из триумфаторов «Оскара» 1988 года. В 1990-м «Золотую пальмовую ветвь» берут «Дикие сердцем» Дэвида Линча, в которых Николас играл на пару с Лорой Дёрн.

Еще до того момента, как драма «Покидая Лас-Вегас» принесла ему «Оскар», Кейдж начал сниматься в боевике Майкла Бэя «Скала», вознесшем актера на вершину известности. Далее последовали годы успешных проектов, среди которых «Без лица», «Воздушная тюрьма», «Сокровище нации».

Но неумеренное бонвиванство артиста сослужило ему плохую службу. Кейдж любит дорогие вещи, прекрасно разбирается в искусстве и коллекционирует комиксы. В итоге постоянные траты привели к тому, что у актера появились серьезные долги перед налоговой службой.

Чтобы исправить ситуацию, Николас стал принимать практически любые более-менее внятные предложения, отчего его фильмография пополнилась относительно смотрибельными, но несерьезными (и, возможно, уничижительными) для звезды такого уровня жанровыми проектами «Время ведьм», «Сумасшедшая езда», «Что скрывает ложь», «Медальон» и многими другими. Репутация актера как серьезной кассовой доминанты тоже была испорчена (вплоть до того, что Кейдж сделался героем многих интернет-мемов), и даже периодические удачи вроде фильма «Пипец» пока не в состоянии разом исправить положение.

2) Джан-Карло Коппола (1963—1986)

Как и все отпрыски Френсиса, старший Джан-Карло тоже начинал с эпизодических появлений в фильмах отца, а после сам заинтересовался производственным процессом, выступив продюсером «Бойцовой рыбки» и «Изгоев». Он также руководил второй съемочной группой в «Клубе „Коттон“».

Очевидно, что карьера первенца продолжалась бы и дальше, если бы не фатальная случайность, оборвавшая жизнь 22-летнего Джан-Карло. В 1986-м он работал вместе с отцом над картиной «Сады камней» и отправился на прогулку на катере с центральным актером фильма Гриффином О’Нилом (сыном Райана О’Нила). Гриффин обладал безудержным характером, часто доводившим его до неприятностей. Из-за большой скорости парни не заметили, что два медлительных катера, шедших впереди них, связаны буксирным тросом.

Гриффин сумел вовремя спрыгнуть, тогда как замешкавшегося Джан-Карло столкновение убило.

Джиа Коппола

Первоначально О’Нил пытался убедить всех, что его не было на катере, тем не менее правда все равно вышла наружу, хотя ему и удалось избежать серьезного наказания за собственное безрассудство. Свой следующий фильм «Такер» Френсис Форд посвятит погибшему сыну. Виновник трагедии попросил замены в «Садах» другим актером, а его карьера в кинобизнесе рухнула.

Через два месяца после смерти родилась дочь Джан-Карло, Джиа, ныне набирающая обороты как дизайнер и фотограф, вдобавок осваивающая режиссуру короткого метра. Помимо прочего, она ведет свой блог на Tumblr, где выкладывает, например, такие снимки.

3) Роман Коппола

Как и Джан-Карло, Роман Коппола начинал с продюсирования «Бойцовой рыбки», позднее он удачно занимался малой формой, снимая клипы и рекламные ролики, а также регулярно помогая отцу в работе со второй съемочной группой. Его полнометражный режиссерский дебют «Агент „Стрекоза“» в полной мере обозначил стремления своего автора. Коппола-младший — большой любитель ретро, отчего герои у него часто помещены в ностальгический контекст.

Особенно удачным получилось сотрудничество с Уэсом Андерсоном, апофеозом чего стала совместная номинация на «Оскар» за фильм «Королевство полной луны», тоже предельно старомодный и тоскующий о былом. В прошлом году Роман впервые за 10 лет выступил со своим новым режиссерским проектом «Умопомрачительные фантазии Чарли Свона-третьего» — неоднозначной пассеистской фантасмагорией с изумительным актерским составом, составленным из друзей и родственников режиссера (Чарли Шин, Билл Мюррей, Джейсон Шварцман).

4) София Коппола

На режиссерском поприще из всех копполовских отпрысков третьего поколения София явно достигла наибольших успехов. С детства она приобщилась к модельному бизнесу и не без помощи отца попробовала свои актерские навыки (ее первое появление на экране состоялось еще во младенческом возрасте в «Крестном отце», а вот участие Софии в третьей серии критики до сих считают одной из главных оплошностей постановщика).

Она снималась у Тима Бёртона и Джорджа Лукаса, но привлекла к себе внимание общественности дебютной картиной «Девственницы-самоубийцы». Пытаясь написать сценарий следующей ленты, рассчитанной на историческую тему, Коппола пришла к почти антониониевскому сюжету об отчуждении, преследуемом людей на чужой земле.

Получившиеся «Трудности перевода» стали одной из главных картин нулевых, принеся международную известность Скарлетт Йоханссон и заново открыв для молодой аудитории Билла Мюррея, впервые в карьере удостоенного номинации на «Оскар». Сама же София получила статуэтку за сценарий. Правда, последующие успехи постановщицы были скромнее.

Так, особого фурора не произвела доведенная до конца историческая лента «Мария-Антуанетта», однако этот холостой выстрел был скрашен победой драмы «Где-то» на Венецианском фестивале 2010 года.

В работе над «Девственницами» также участвовал еще один представитель семьи Коппола, Роберт Шварцман (сын Талии Шайр), после этого сыгравший в картине «Как стать принцессой», но, в отличие от следующего представителя рода, предпочевший музыку кинематографу.

5) Джейсон Шварцман

Сыну Талии Шайр и Джека Шварцмана, Джейсону, была ближе рок-музыка, которой он занимается до сих пор, единолично управляя инди-рок-группой Coconut Records. В актерство он попал при помощи Софии, представившей кузена Давии Нельсон, тогда работавшей кастинг-директором и близко знакомой с семьей Коппола. Она уговорила Шварцмана прийти на пробы к Уэсу Андерсону, готовившемуся снимать для Disney свой второй фильм «Академия Рашмор», но все еще искавшему центрального актера.

Отрешенный и одновременно милый Джейсон идеально подошел на образ старшеклассника Макса Фишера. В дальнейшем карьера Шварцмана лишь двигалась вперед, так что он вынужден был забросить игру на ударных в группе Phantom Planet. Вдобавок дружба с Уэсом Андерсоном оказалась настолько крепкой, что актер принимает участие почти в каждом новом проекте старшего товарища, не говоря о прочих лентах и солировании в сериале «Смертельно скучающий».

Автор КиноПоиск

Эйрис I и Мэйкар Таргариены ( Игра Престолов )


Релевантные статьи:

Теги: , ,

закладки и соцсети

Комментарии закрыты.