Вы находитесь здесь: Главная > Кинематограф > «Люк кейдж»: 9 причин смотреть новый сериал netflix

Каково это — играть робота: не моргать, не есть и медленно двигаться

Тяжеленные костюмы и спрятанные под шлемами лица, особенности роста и телосложения, повадки механизмов и странная любовь к людям — накануне выхода на российские экраны фильма «Бегущий по лезвию 2049» КиноПоиск вспомнил, с какими трудностями приходилось сталкиваться актерам, которые создали в кино образы выдающихся роботов.«День, когда остановилась Земля» (1951)Лок Мартин — робот Горт

Вспоминает режиссер фильма Роберт Уайз:

«Одной из проблем оказался сам персонаж Горт. Мы знали, что нам необходим некий костюм, в который кто-нибудь заберется. Это было до того, как у нас появились все эти великолепные баскетболисты ростом в два метра или два двадцать, так что мы искали очень высокого мужчину, посещали специальные кастинги и обращались в кастинг-отделы. А потом кто-то вспомнил, что в Китайском театре Граумана работает очень высокий швейцар.

Каково это — играть робота: не моргать, не есть и медленно двигаться

Его рост составлял 235 см, и мы наняли его, чтобы он находился в этом большом костюме. Он не был сильным человеком, а костюм оказался тяжелым, так что стоять в нем он мог не дольше получаса».«Запретная планета» (1956)Фрэнки Дарро — робот Робби

Из воспоминаний коллеги Дарро, актера Роберта Дикса:

«Я помню парня, который работал внутри робота Робби. Он был маленьким человеком, его звали Фрэнки Дарро. Один раз он напился и не смог управлять роботом. Он залез внутрь этой штуковины и просто не смог ничего сделать.

Там были разные сложные уровни, педали и все в таком духе, чтобы управлять Робби изнутри. Наконец он сказал: „Я не могу справиться с этим“. И если я правильно помню, когда он вылез наружу, он был абсолютно мокрым от жары, с головы до ног».«Его звали Роберт» (1967)Олег Стриженов — робот Роберт / Сергей

«Мне очень интересно было играть в этой картине двух физически идентичных и даже практически одинаково одетых персонажей, без использования всяких бород и подобных внешних приспособлений. Первая сцена, которую снимали, — выход из театра с моей партнершей Марианной Вертинской. Накануне я задумался: как все-таки играть робота?

И почему-то вспомнился фильм „Буратино“. Я попробовал использовать пластику куклы. Это подошло» (Источник).«Звездные войны» (1977 — настоящее время)Энтони Дэниелс — C-3PO

«Практически каждое утро я хожу в тренажерный зал. Вот только поднимаю не тяжеленные веса, а легкие, но делаю это много раз, сотни раз, чтобы оставаться стройным и подтянутым. Потому что костюм C-3PO очень тяжелый и громоздкий. Так что надо быть худым, чтобы в него влезать.

И все мое домашнее задание сводится к слежению за своей фигурой, чтобы я помещался внутри. А еще мне повезло: за все эти годы я неоднократно исполнял роль С-3РО. Я был им так много раз, что это научило меня всегда оставаться в роли» (Источник).

Кенни Бейкер — R2-D2

«В основном я был неподвижен и не мог вести диалог. Но я управлял роботом… Джордж [Лукас] кричал мне в мегафон: „Посмотри сюда!

Посмотри туда!“ Затем я поворачивал голову, и возникало ощущение, будто робот понимает, что делает. Вот и всё. Знаете, нужно было просто пробовать и делать его осмысленным. Я не участвую в крупных сценах с боями, с огромными истребителями или штурмовиками. Как правило, меня там нет. Я могу попасть всего в один кадр, зато этот кадр будет посвящен R2-D2.

Я не могу двигаться внутри робота, не могу перемещать его. Так что обычно я появляюсь на крупных планах» (Источник).

Про взаимодействие с С-3РО:

«Мы оба были внутри наших дроидов, так что никакого реального взаимодействия между нами не было. Мы не могли ни видеть, ни слышать друг друга. Джордж Лукас хотел, чтобы я выражал какие-то эмоции — грусть или радость. И мне было так же сложно, как и С-3РО. Ему приходилось записывать свой диалог позже, да так, чтобы все слова соответствовали движениям. Зато у него имелись хотя бы руки и ноги, без которых, уж поверьте, совсем трудно общаться.

Чтобы забраться в свой костюм, он (актер Энтони Дэниелс — Прим. КиноПоиск) приходил на площадку за час до начала съемок. Мне хватало пяти минут.

Когда съемки заканчивались, крышка поднималась, и я спокойно уходил. Ему же требовался еще час, чтобы освободиться от костюма. Так мы почти и не встречались» (Источник).«Чужой» (1979)Иэн Холм — андроид Эш

«У Джона Хёрта, как вы знаете, была там [в фильме] очень известная сцена, когда Чужой вырывается из его живота. Я помню, что накануне съемок к нему пришли какие-то американцы и спросили: „Эй, Джон, у тебя завтра большая сцена. Есть идеи, как ты будешь все это играть?“ Джон посмотрел на меня, подмигнул и сказал: „Я действительно не знаю…

Я думаю… Я просто… подключу все имеющееся у меня воображение… И просто… сделаю это“.

Думаю, что его слова касаются и моей работы. Я просто сделал это» (Источник).«Бегущий по лезвию» (1982)Рутгер Хауэр — андроид-репликант Рой Бэтти

«У моего персонажа есть несколько моментов, где он декламирует стихи, и мне это безумно нравится, потому что он понятия не имеет, что именно выходит из его рта. И я сказал [режиссеру Ридли Скотту]: „Могу ли я передать чувство поэзии, а может, чувство прекрасного? И есть ли у меня душа? А чувство юмора? Или мне вести себя как семилетний ребенок? Могу ли я любить свою сестру? Могу я быть бесполым, но в то же время сексуальным?

Я могу быть злым?“ И, конечно, злость была очень, очень важна для Ридли. Это была первая роль в моей жизни, когда я имел возможность создавать персонажа вместе с режиссером и сказать: „Окей, у нас есть такие-то качества. Давай оживим их настолько, насколько сможем. А после, если у нас получится, покажем героя с совершенно неожиданной стороны, которая искупит все, что он сделал“» (Источник).«Гостья из будущего» (1984)Евгений Герасимов — робот Вертер

«Костюм, который мне сшили, не предполагал никаких, скажем так, нюансов, которыми пользуется человек. Так вот в результате все было зашито. И костюм был для робота сделан, а человек все-таки иногда хочет в туалет сходить.

Вот я восемь с лишним часов находился на съемочной площадке без возможности куда-то сходить. Поэтому я, естественно, старался не есть до съемок, не пить много, и уже после съемок вечером (иногда это уже практически ночью было), приезжая домой, с друзьями где-то в компании я уже мог себе позволить и поесть, и попить, и так далее» (Источник).«Терминатор» (1984)Арнольд Шварценеггер — Т-800

«Нужно признать, что Т-800 — это машина, а машины все делают иначе, чем люди. Вы должны брать оружие не глядя, как будто досконально знаете каждое движение. Если вы говорите о чем-то, то не подбираете слова, а отчеканиваете их, как машина.

Если вы стреляете, то не моргаете. Звучит довольно просто, но требует много практики» (Источник).«Терминатор 2: Судный день» (1991)Арнольд Шварценеггер — Т-800

«В моей роли самым сложным было то, что по мере развития сюжета Терминатор приобретает определенные человеческие качества. В этом заключался гений Кэмерона — показать развитие машины. Мальчишка говорит Терминатору: „Обещай, что больше никого не убьешь“ — и приказывает мне разговаривать не как автомат, а как живой человек.

Так что по ходу фильма я постепенно превращаюсь из машины-убийцы в нечто такое, что пытается быть человеком, но не всегда успешно.Мы снимали эпизоды не подряд, поэтому нам постоянно приходилось решать, каким уровнем человечности должен обладать на данный момент Терминатор. В течение первых нескольких недель я постоянно спрашивал Джима: „Здесь у меня слишком много человечности или слишком мало?“» (из книги Арнольда Шварценеггера «Вспомнить все: Моя невероятно правдивая история»).

Роберт Патрик — Т-1000

«Я пришел на пробы и сказал: „Позвольте я повернусь спиной к камере, и оператор сделает на меня наезд“. И когда началась съемка, я медленно повернул голову и взглянул прямо в объектив. Причем я сделал это очень-очень медленно.

Так медленно, как только мог. В этот момент Джеймс Кэмерон откинулся на спинку стула и произнес: „Вау! Что это было?“» (Источник)«Чужие» (1986), «Чужой 3» (1992)Лэнс Хенриксен — андроид Бишоп 341-В

«Я играл себя двенадцатилетнего, моя эмоциональная жизнь в этом возрасте была такой. Когда я получил эту роль, первое, что я сделал, так это посмотрел на актеров, которые исполняли похожих героев: Рутгер Хауэр в „Бегущем по лезвию“, Иэн Холм в первом „Чужом“. Они были феноменальны.

Я думал: как же я буду конкурировать с ними? И наконец придумал ответ: да никак не буду. Я просто сосредоточился на восприятии Бишопом жизни, на его желании помочь и сделать мир лучше.

Я сыграл себя в 12 лет, но мой герой сумел реально кому-то помочь. Я действительно прожил эту роль, и она оказалась исцеляющей» (Источник).«Робокоп» (1987)Питер Уэллер — Робокоп

«Когда его (костюм робота — Прим. КиноПоиск) впервые привезли, осложнения возникли не только со съемками, но и с самой конструкцией. На самом деле мне пришлось забраться в него и в тот же день сниматься в сцене. Я не мог в нем двигаться.

Команде пришлось разрывать его, вносить коррективы, и я чувствовал себя очень подавленно.Я реально ненавидел эту штуковину. Первые пять дней он сжимал меня, вызывал клаустрофобию и мешал работать. И такой же занозой в заднице этот костюм стал для моих гримеров.

Но, знаете, потом это стало даже забавным! Я не понимал, что такое жизнь, если был не в костюме. Я играл и чувствовал, что мне все по кайфу, моя жизнь в полном порядке. Я чувствовал себя, как один из тех заключенных, что не может дождаться часа, когда поскорее вернется в свою тюрьму» (Источник).«Звездный путь: Следующее поколение» (1987—1994)Брент Спайнер — андроид Дэйта

«Довольно быстро я понял, что могу делать в этой роли почти все, что хочу, и аудитория либо примет меня, либо нет. Некому было сказать мне: „Ой, это совсем не то, что сделал бы андроид“. Или: „Вот так бы андроид никогда себя не повел“. Потому что в тот момент на еженедельном телевидении не было никаких других андроидов. Сравнивать было просто не с чем.

У нас даже возник вопрос: „Должны ли мы играть этого персонажа как машину, как робота или нужно приблизить его к человеку?“ И все согласились, что было бы очень утомительно, если бы я исполнял роль машины на протяжении долгого времени. Так что мы решили сделать ставку на человечность, которая со временем лишь возрастала в герое» (Источник).«Лексс» (1997—2002)Джеффри Хиршфилд — робот 790

«Слава богу, я больше этим не занимаюсь. Вы даже представить не можете, насколько тяжело это было. Я стоял в конце студии в этом „хоккейном шлеме“, в котором не мог пошевелиться, и управлял глазами 790-го. А параллельно мне приходилось коситься вниз, чтобы подсмотреть текст и прокричать его» (Источник).«Искусственный разум» (2001)Хэйли Джоэл Осмент — робот Дэвид

«Играть Дэвида было тяжелой работой, но я получил огромное удовольствие, и чем дальше мы продвигались, чем больше я погружался в персонажа, тем приятнее становилось. Каждый день оказывался настоящим приключением с этим героем — во многом благодаря его уникальности. Мы начали с таких очевидных вещей, как движение его тела и восприятие им окружающего мира.

Затем мы взяли эти элементы и постепенно, по мере развития сюжета стали их размывать, так что вы видите: Дэвид становится менее механистичным и более человечным. Но некоторые робохарактеристики мы пронесли через всю историю, поэтому вы всегда знаете, что внутри он все равно остается роботом» (Источник).

Джуд Лоу — робот Жиголо Джо

«Джо — довольно необычный персонаж. Это робот, который должен быть чертовски хорош в своем деле. Чтобы придать ему человеческой энергии, которая преломляется его механической стороной, я изучал пантомиму, некоторые танцы и даже движения павлинов.

Как робот, запрограммированный на различные виды соблазнения, я должен был умело владеть этим искусством — трансформациями, разными физическими движениями, чтобы соответствовать роли. В общем, цель была в том, чтобы я соединил некоторые приемы, а также комбинировал органику и пластику, был романтичным и одновременно футуристичным» (Источник).«Мир Дикого Запада» (2016 — настоящее время)

Эван Рэйчел Вуд — робот Долорес Абернати

«Миллион вещей делает эту роль сложной. Имею в виду, что вы, как актер, должны постоянно задавать вопросы. Мы даже прозвали эти вопросы „мыслями бота“.

Потому что все время возникали спорные моменты, из которых потом и складывался персонаж: „Должна ли я щуриться от солнечных лучей? Я от этого не пострадаю? Это заложено в мою программу?“ Так что приходилось постоянно останавливаться и предаваться „мыслям бота“: „Это режим анализа?

Или действие персонажа? В каком я сейчас режиме?“» (Источник)

Автор Даниил Смолев

ЧТО БУДЕТ ЕСЛИ ДОЛГО НЕ МОРГАТЬ


Релевантные статьи:

Теги: ,

закладки и соцсети

Комментарии закрыты.