Вы находитесь здесь: Главная > Кинематограф > Технологии, трамп и сказки дель торо: как прошел венецианский фестиваль

Кино с теми, кто в теме: «финансовый монстр» с журналистами

КиноПоиск вместе с кинотеатром «Москва» запускает новую рубрику под названием «Кино с теми, кто в теме». В ней приглашенные эксперты будут смотреть и обсуждать новинки проката и старые фильмы, связанные с какой-то специальной темой. В первом выпуске мы посмотрели с российскими тележурналистами фильм Джоди Фостер «Финансовый монстр».

В качестве экспертов выступили: Александр Дашко, режиссер продакшн-студии YellowBlueBus; Марина Коблева, редактор рубрики «Кино» в программе «Доброе утро» на Первом канале; Лев Пархоменко, ведущий программы «Деньги» на телеканале «Дождь»; Кирилл Токарев, шеф-редактор и ведущий телеканала РБК; Александр Уржанов, директор видеодепартамента сайта Arzamas и бывший шеф-редактор программы «Центральное телевидение» на НТВ. Модерировала беседу шеф-редактор КиноПоиска Елизавета Сурганова.

Фильм «Финансовый монстр» был показан на Каннском кинофестивале в мае, а в России вышел в прокат в начале июня. По сюжету фильма Ли Гейтс (Джордж Клуни), ведущий развлекательной программы под названием «Финансовый монстр» о деньгах и бирже, оказывается в заложниках у собственного зрителя. Молодой человек по имени Кайл, следуя советам Гейтса, вкладывает все свои сбережения в компанию Ibis Capital, которая внезапно прогорает.

Отчаявшись, он приходит с пистолетом и взрывчаткой в прямой эфир к Гейтсу, а потом они вместе отправляются разыскивать владельца Ibis. Продюсера программы «Финансовый монстр» играет Джулия Робертс. Картина поднимает вопросы журналистской этики и ответственности журналистов за свои слова, а также проблемы финансовых махинаций и манипуляций общественным сознанием с помощью медиа.

Публикуем отрывки из видео с беседой и ее расшифровки.

Елизавета Сурганова: Героиня Джулии Робертс в начале фильма говорит про свое шоу: «Мы здесь вообще журналистикой не занимаемся». Это так? Такого рода продукт — это журналистика или все-таки чистый инфотейнмент?

Марина Коблева: Мне кажется, каждый из нас в какой-то момент позавидовал героям фильма черной завистью. Они получили самое крутое и рейтинговое телевизионное шоу.

Кирилл Токарев: Я, кстати, думал почему-то про Леву [Пархоменко], когда смотрел фильм. Хотел бы он в этот момент оказаться в студии как ведущий? Я вот не уверен, что хотел бы повторить подвиг журналиста. Вот Саша [Уржанов], наверное, захотел бы спродюсировать подобное шоу. Шоу действительно классное.

Правда, в России такой экономический инфотейнмент неинтересен зрителю. Потому что у нас нет культуры игры на бирже, нет вообще понимания этого как ежедневного, тривиального инструмента. Надо понимать, что в тех же Штатах этим занимаются чуть ли не реднеки, которые реально смотрят котировочки по старинке в газетах.

Если вы обратили внимание, то в начале, когда ведущий выходит, танцует, показывает бокс, у него помощницы — афроамериканки. Он надевает голду и танцует с этими афроамериканками. Я думаю, продюсер неспроста это поставил. Они так привлекают новую аудиторию, аудиторию афроамериканцев, которые, простите за стереотип и в некоторой степени расизм, напушили героина и пошли играть с этими деньгами на биржу.

Мы смеемся, но это в действительности так, потому что афроамериканцы, которые только начинают зарабатывать определенные деньги, — это целевая аудитория огромного количества капиталистов, а капитализм по итогам этого фильма — это плохо.

Кино с теми, кто в теме: «финансовый монстр» с журналистами

Кадр из фильма «Финансовый монстр»

Александр Дашко: Или они попели рэп и так заработали деньги. Мне вот очень понравилось, что это суперразвлекательное шоу для людей. Отличный ход для программы про финансы.

Лев Пархоменко: На самом деле таких шоу в Америке и правда очень много. Такой классический американский видеоряд: ведущий скачет по студии, ярко одевается — в общем, ведет себя максимально эпатажно. Конечно, сотрудники крупных финансовых корпораций это не смотрят. Это действительно шоу для обычных людей. Журналистика ли это?

Нет, это чистый шоу-бизнес.

Коблева: Журналистика начинается только тогда, когда в студии появляется пистолет. Инфотейнмент же — слово, которое образовано из информирования и развлечения — это манипуляция. Мы все стараемся привлечь зрителя, стараемся подать информацию интересно. И, собственно, герой Клуни признается в какой-то момент: «Я преувеличил».

Ну, как преувеличил? Чувак, ты наврал. Ты сказал: вот это компания, куда надо вкладывать свои деньги.

Они и вложили.

Токарев: Но в целом, когда начинаются попытки игры в журналистику, фильм и катится туда, куда нам не хотелось бы, чтобы он катился. Что описывается фразой в финале: «Это плохо». Начинается совсем кондовое американское морализаторство.

Кстати, Лев, ты вообще экономическую интригу понял?

Пархоменко: С трудом, с трудом. Там все смешали в кашу. Вообще финансовая история придумана зачем-то очень сложная.

Зритель очень долго пытается въехать в то, в чем, собственно, суть махинации.

Уржанов: Трудно себе представить, что человек, который сделал себе состояние на торговле на бирже, взял и вбухал 800 млн долларов в шахту в Южной Африке. Он должен был просто адски упороться.

Кадр из фильма «Финансовый монстр»

Дашко: Я думаю, что далеко не все пытаются въехать в суть махинации, потому что это же тоже шоу. Мы посмотрели отличное голливудское кино, и с точки зрения кино схема как раз простая: два прекрасных актера, которых все знают, интересная тема, особенно для американцев, прекрасная драматургия, которая швыряет нас вверх-вниз, нормальные гэги.

Сурганова: Если бы вы делали фильм про тележурналистику в России, вы бы какой сюжет взяли за основу?

Дашко: Ну, знаю я зачистку одного телеканала…

Коблева: Одного? Только одного?

Дашко: Нет, но если брать самый яркий, то понятно, про какой канал из трех букв идет речь. На самом деле интриг на всех каналах полно. Мы же прекрасно понимаем, что вся эта история — фон, а все равно на первом плане человеческие отношения.

Уржанов: А мне интереснее тот кульбит, который происходит с Ли в фильме. Можно было бы снять историю про то, как ведущий меняет сторону в кадре. Я очень хорошо представляю себе на русском материале такую историю, например про мир пропаганды.

Надоело тебе врать, и у тебя приход происходит прямо в эфире.

Токарев: Я бы снял, как герой меняется не в кадре, а со временем. Есть у нас пара персоналий в отечественной журналистике, которые перековались. Очень интересно было бы такое кино посмотреть.

Сурганова: А как показана в фильме телекухня? Были какие-то ляпы?

Токарев: Меня в первую очередь смутила работа полиции. Мне кажется, что террориста в Америке бы зачистили буквально через три минуты. После 9/11 разговор с террористом в прямом эфире в течение нескольких часов — what?

И они бы точно по Манхэттену не ходили с бомбой.

Кадр из фильма «Финансовый монстр»

Дашко: Да в принципе человек, который вот так запросто проник в прямоэфирную студию через черный ход…

Пархоменко: Я легко себе такое представляю.

Уржанов: У нас человек пришел и начал бы в «Останкино» через колючую проволоку лезть, и на этом бы все закончилось.

Дашко: Если говорить все-таки про телекухню, то студийная камера, которая уходит на улицу, — этого тоже не может быть, потому что она не умеет писать на себя, у нее нет батарейки.

Коблева: А мне кажется, что телекухня как раз раскрыта. Там есть ровно те общие моменты, которые и нужно знать зрителю. То, что ведущий не всегда самый знающий и осведомленный человек, что у него всегда есть кто-то в ухе, который ему говорит: так, дыши, Ли, дыши, а теперь просто повторяй за мной. То, что оператор находится буквально в нескольких метрах от бомбы, и ему режиссер говорит: так, камеру подвинул вперед. И он берет ее и двигает.

Вот это правда о нашей профессии.

Токарев: Или вот эта фраза: «Ты продюсер — спродюсируй!» Обожаю…

Сурганова: И в него потом еще стреляют. Самый несчастный человек на телевидении.

Уржанов: Есть невероятный ляп, просто невероятный. Это когда режиссер отпускает бригаду. Че это они?

Смена не кончилась!

Коблева: Какая бомба? Сиди и работай!

Кадр из фильма «Финансовый монстр»

Сурганова: Возвращаясь к теме инфотейнмента. Да, это действительно классный формат для объяснения сложных тем, но им можно очень легко увлечься, сказать, как и происходит в фильме: «Смотрите, какая классная компания. Давайте в нее инвестировать».

А потом попасть впросак. Несет ли ведущий такого шоу ответственность за свои слова?

Токарев: Рекомендовать инвестировать можно по-разному. Я обычно исхожу из позиции sapienti sat, то есть мудрому достаточно. Ты говоришь: «Есть такой фактор, есть такой фактор, но игра на бирже — это всегда лотерея». Но когда ты ставишь себя в позицию продавца («Ребята, берите однозначно.

Вы никогда не прогадаете»), то это уже реклама.

Пархоменко: В принципе по законам рынка неважно, журналист ты, консультант или брокер. Человек, который дает совет по инвестициям, никогда не несет за него ответственности. Несет только тот, кто принимает решение. У советующего только моральная ответственность: намеренно не врать. Единственная часть ответственности здесь действительно моральная, то есть намеренно не врать.

Тебе же друг может сказать: да, я уверен, покупай эти акции. И что, ты потом пойдешь к нему требовать возмещение?

Сурганова: Но здесь спрос больше, потому что ты все-таки выступаешь перед большой аудиторией.

Пархоменко: Нет, в итоге спрос такой же, как и при любом другом заявлении с экрана. Или ты говоришь искренне, исходя из собственных соображений и собственного анализа, или ты врешь. Вот и все.

Если бы он был в сговоре с владельцем Ibis, это было бы одно. А если он видит, что акции растут, и говорит покупать, это его мнение, и он имеет право его выразить.

Дашко: Я согласен. Ведущий здесь особо ни при чем. Он шоумен, он отрабатывает свои гонорары.

Токарев: Так я не понял. Мы договорились, что он ни в чем не виноват? Все-таки словом «шоу» тоже нельзя все оправдать.

Дашко: Но он не финансовый консультант, он не профессионал в области фондовых рынков.

Токарев: Да, де юре он абсолютно чист. Сам не люблю морализаторствовать, но, с другой стороны, надо быть аккуратнее.

Кадр из фильма «Финансовый монстр»

Сурганова: В фильме есть важный момент, когда Ли ведут по улице под дулом пистолета, а прохожие идут рядом и снимают это на телефоны. А как вы думаете, как бы повели себя ваши зрители? Вы вообще их себе представляете?

Токарев: Сначала они продают бумаги, хотя я прошу докупить.

Дашко: Мне кажется, что в нашей стране зрители немного другие. Во-первых, наши бы кинулись покупать акции, когда Ли попросил, чтобы помочь парню. Во-вторых, в Штатах люди очень хорошо понимают, что они тоже участвуют в шоу, поэтому они пойдут на улицу снимать на телефоны. У нас другая психология. Я снимал немало всяких реалити.

Развести русского человека обычного на сильные чувства очень сложно, а когда ты его наконец выводишь, то это все выглядит очень делано. При этом есть такое понятие, как американская эмоция. Вспомните хотя бы шоу «Тачка на прокачку».

Когда приходил Xzibit, на него бросались, рвали на себе майки и волосы, кричали.

Токарев: Ну да, градус эмоций у нас немножко ниже, поэтому я не думаю, что такая толпа людей вышла бы на улицу. Смотрели бы на это все, но где-нибудь в фоновом окошке.

Сурганова: Кстати по поводу докупать. В фильме есть момент, когда Гейтс просит зрителей покупать акции Ibis, чтобы поднять их стоимость и спасти его жизнь. Насколько реально поднять стоимость акций вот так, в прямом эфире?

Пархоменко: Это реально. Я не понял только, почему акции в итоге начали падать. Потому что если ты действительно ждешь, что сейчас все бросятся покупать акции, то очевидно, что это выгодно.

Надо тоже покупать.

Уржанов: Гораздо реальнее представить такую ситуацию не с биржей, а с «переведите два доллара», что-нибудь такое.

Дашко: Да, переведи два доллара, отправь эсэмэску. Ты знаешь, что ты помогаешь кому-то, это эмпатия. А у слов «купи акцию» посыл другой изначально: заработай деньги, это рынок.

Уржанов: Ну, и интересный вопрос: возникнет ли у тебя эмпатия к человеку в костюме за тысячу долларов? И здесь вот такой ответ.

Авторы Елизавета Сурганова, Алекс Ягелло, Вика Раевская

\


Релевантные статьи:

Теги: ,

закладки и соцсети

Комментарии закрыты.