Вы находитесь здесь: Главная > Кинематограф > Кино с теми, кто в теме: «коллектор»

Кино с теми, кто в теме: «коллектор»

Для второго выпуска рубрики «Кино с теми, кто в теме» КиноПоиск выбрал российский фильм «Коллектор», который выходит в прокат 6 октября. Картина рассказывает об одном дне из жизни коллектора Артура и полностью держится на единственном персонаже. За эту роль Константин Хабенский получил приз «Кинотавра».

Артур — профессионал, который легко может заставить любого должника вернуть деньги, правда, не всегда этичными способами. Но и на него найдется управа: в сети появляется загадочное видео, очерняющее коллектора, а незнакомый женский голос по телефону сообщает Артуру, что «впервые наказывает подонка». Герой пытается спасти свою репутацию и выяснить, кто же из обиженных должников решил ему отомстить.

Ольга Плотонова, Павел Медведев, Дмитрий Теплицкий и Павел Михмель

Чтобы понять, насколько реалистичен созданный образ, КиноПоиск показал фильм профессиональным коллекторам и финансовым специалистам, которые обсудили проблемы регулирования деятельности коллекторов, методы работы и их этичность, а также особенности профессиональной деформации, зарплаты и многое другое. В качестве экспертов на этот раз выступили финансовый омбудсмен Павел Медведев, директор «Первого коллекторского бюро» Павел Михмель, член Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств Дмитрий Теплицкий и экономический журналист Ольга Плотонова. Модерировала беседу корреспондент КиноПоиска Елизавета Окулова.

Кино с теми, кто в теме: «коллектор»

«Кино с теми, кто в теме» — совместный проект КиноПоиска и кинотеатра «Москва». Первый выпуск был посвящен фильму «Финансовый монстр», который мы обсуждали с тележурналистами.

Мы публикуем отрывки из видеодокументации беседы и текстовую версию разговора.

Елизавета Окулова: Насколько то, что мы увидели в фильме, правдоподобно?

Павел Медведев: Хабенский, конечно же, ничего не знает и не должен знать про коллекторов. Он и не интересовался тем, кто такой коллектор. Он попался на удочку фарисейского шума вокруг идеи коллекторов. Есть тяжелая болезнь, она называется закредитованность.

Проблемы закредитованности общество не только не пытается решить, но даже обсудить. Хабенский — художник, который под влиянием этих обсуждений снялся в фильме совсем про другое.

Ольга Плотонова: Не совсем согласна с вами. В фильме нет ни одного клиента, который бы был на грани банкротства. Деньги у них по факту есть, только они не хотят платить.

Действительно, проблема коллекторов есть. Перед фильмом мы начали обсуждать, что их работу просто никто очень долго не регулировал, пока в этом году не произошло несколько одиозных случаев: поджоги, изнасилования, пострадавший ребенок, угрозы физической расправы — все это было в прессе.

Медведев: Проблема не там. Тот человек, который обжег мальчика, никогда не был коллектором, он бывший полицейский. Для одной микрофинансовой организации ему удалось выбить долг, и она ему в награду выдала долю. И он решил, что он так может и дальше зарабатывать.

Попробовал снова добиться такого же успеха — выбить долг и получить долю, никакого отношения к коллекторам не имея.

Павел Медведев и Дмитрий Теплицкий

Семья пострадавшего мальчика трижды ходила в полицию и сообщала, что этот мерзавец им угрожал. Полиция не встала со стула. Поэтому проблема не в коллекторах — проблема в полиции.

Плотонова: И пускай. Чем больше шума, тем больше решения проблем, понимаете?

Медведев: Проблемы-то это не решает.

Окулова: А кто такие коллекторы, по вашему определению?

Дмитрий Теплицкий: Вы знаете, я сначала какую-то оценку фильму, наверное, должен дать. Фильм на самом деле потрясающий, но мне кажется, что он немного не завершен, закончен на полуслове. Герой фильма точно не коллектор. Это не подходы коллекторских агентств.

Профессиональные коллекторские агентства входят в сообщества, которые дорожат своей репутацией. Конвейерный сбор и вот такой индивидуальный подход на лезвии ножа неприемлемы.

Окулова: Даже если речь идет о каком-то крупном долге?

Теплицкий: Вот сколько коллекторы существуют в России? Наверное, 11 лет. Когда появились первые кредиты в России, рассрочка, что-то надо было с этим делать, и возникли компании, которые начали решать эту проблему.

Возможно, на стадии становления рынка и были нарушения морально-этических норм.

Мне показалось, что фильм действительно эмоционально тяжелый, но он, еще раз говорю, не о коллекторах. Не о том и не о тех методах, которые используют профессиональные коллекторские агентства. Сейчас в России тот, кто звонит должнику и пытается как-то урегулировать задолженность любыми методами, может себя называть коллектором.

Но это точно не то профессиональное сообщество, которое дорожит своей репутацией.

Окулова: Как такое может быть? То есть я могу пойти завтра и договориться с какой-то финансовой организацией, мне дадут базу должников, и я пойду их обзванивать?

Дмитрий Теплицкий

Теплицкий: Мы, конечно, такими методами не взыскиваем, но самая большая проблема сейчас у профессиональных коллекторов — это найти должника и с ним договориться. Решить проблему его задолженности, мирным путем договориться с ним о решении его проблем. Коллектор сейчас ближе к консультанту, который является своего рода мостиком между кредитором и должником.

Плотонова: Почему же вы только в этом году начали дорожить своей репутацией, хотя работаете уже 10 лет как минимум?

Теплицкий: Есть 600—700 фирм, называющих себя коллекторскими агентствами, которые как раз используют подобные методы. Но это не проблема коллекторского бизнеса. Это проблема правоохранительных органов. Это люди, нарушающие закон, и с ними надо бороться.

Я допускаю, что есть человеческий фактор. Что какой-то из сотрудников коллекторской компании понял, что он может себе допустить лишнее, чтобы получить больше бонусов. Потому что коллектор в любом крупном коллекторском агентстве работает не только на зарплате, но еще и на бонусах за взыскания.

Но коллекторское агентство, дорожащее своей репутацией, старается максимально отследить эти случаи и увольнять таких людей.

Павел Михмель: Этот фильм в первую очередь человеческая драма и лишь во вторую — картина о коллекторской деятельности. «Коллектор» — это такой художественный вымысел, основанный на шумихе последних лет, связанной с коллекторами, потому что тема, конечно, интересная, горячая. Но если опустить методы работы, то Хабенский играет действительно профессионала с большой буквы. И это тоже нельзя не отметить.

Окулова: В чем его профессионализм?

Теплицкий: Он разбирается в психологии человека и этим успешно пользуется, манипулирует.

Окулова: Вы считаете, что фильм поверхностно поднимает проблему коллекторства и долгов?

Михмель: Название действительно кричащее, и люди пойдут смотреть этот фильм однозначно. Потому что коллектор в России сейчас — это ругательное слово, благодаря в том числе средствам массовой информации и непониманию, чем занимаются профессионалы и непрофессионалы.

Павел Михмель

Окулова: Расскажите, чем занимаются профессионалы. Какие у вас методы работы? Вот я ваш клиент, я должна вам 500 тысяч рублей.

Не плачу полгода.

Михмель: Метод работы конвейерный. Сначала мы вам вышлем письмо с объяснением последствий вашей задолженности и предложим решить проблему. Потом позвоним, нормальным тоном объясним, что если вы не будете платить, то банк вправе подать на вас в суд и прийти к вам вместе с судебными приставами и исполнителями.

А вот выезд по адресам, встречи с должником и тем более угрозы (это просто очень вопиющие случаи) — их просто нет, это методы серых или черных коллекторов, но не профессиональных сообществ. В любой профессии есть такие люди, которые на свой страх и риск самостоятельно на это идут, понимая, что так могут получить больше денег. Но это лишь инициатива самого коллектора, то есть сотрудника.

И задача профессионального сообщества, как я уже говорил, пресекать эти методы.

Кстати, я хочу страшную тайну открыть, которая объясняет отчасти текучесть у коллекторов: там очень низкие зарплаты. Не такие, которые в фильме.

Теплицкий: Коллекторы бывают двух типов — телефонные коллекторы и выездные. Называется хард-коллектор или филл-коллектор. В фильме Хабенскийпредставлен нам телефонным коллектором, но нитью через весь фильм проходит то, что он выездник. Что касается рабочего инструмента у коллекторов, то он единственный — это слово. Правильное, цивилизованное слово.

Договориться, объяснить последствия, потому что после этого вступает в силу машина, закон. Слава богу, судебные приставы работают, суды работают, поэтому здесь нам важно донести последствия: что будет, если долг не будет погашен.

Окулова: Видите, у вас очень двояко получается: с одной стороны, вам фильм нравится, с другой — вы героя осуждаете и дистанцируетесь от него.

Константин Хабенский в фильме «Коллектор»

Михмель: Не от актера, а от методов работы.

Елизавета: Понятно. Я про персонажа исключительно. И вам за 11 лет работы ни разу не пришлось делать ничего такого, за что бы вам было стыдно?

Теплицкий: Слава богу, времена меняются, ситуация меняется, у нас появляется закон. Мы сейчас не будем вспоминать, что было 10—11 лет назад…

Окулова: А есть что вспомнить, да, я так понимаю?

Михмель: Есть что вспомнить, да.

Окулова: В чем заключается профессиональная деформация коллекторов, показана ли она в фильме?

Михмель: Когда ты работаешь с людьми на таком большом психологическом поле, начинается психологическая деформация. И эта деформация приводит к тому, что какие-то психологические вещи перестаешь замечать. Это есть в фильме. Любая профессия, которая связана с негативом, несет с собой действительно психологическую деформацию. Вот, например, патологоанатомы. Человек все время видит трупы и уже не воспринимает человеческое тело как что-то страшное, связанное с трагедией.

Это его работа.

Это не только про коллекторов, это в принципе про психологию человека, про то, как мы открыто или скрыто манипулируем окружающими. Я думаю, что этот фильм именно об этом — о психологии, о подходах, о том, что в каждом из нас есть внутри коллектор, у каждого из нас в той или иной степени внутри есть этот герой, Артур. У кого-то он манипулирует людьми с рождения, не замечая этого, и это самое страшное.

Кто-то этому учится, кто-то подражает, у кого-то получается, у кого-то — нет, но на самом деле вся жизнь состоит из манипуляций. Вы кем-то манипулируете, или вами кто-то манипулирует.

Что самое главное, точнее, чему можно и нужно учиться у главного героя, так это умение разбираться в должниках, потому что это действительно очень важно. Понять, кто должник, понять, какие предложения для погашения долга он должен и может ему сделать, и после этого идти общаться.

Ольга Плотонова

Плотонова: Действительно, работа коллекторов не плохая, потому что есть люди, которые не отдают долги. Если ты взял деньги, ты должен их отдать. Ланнистеры всех научили, в конце концов. Просто способы, которыми заставляют людей отдавать, не всегда бывают, скажем так, подчинены какому-то логическому и человеческому обоснованию. Но проблема эта выросла только потому, что народ нищает. Поэтому таких случаев, когда жесткий сбор долгов идет, очень-очень много.

Тут Павел Алексеевич [Медведев] прав, и вы сами понимаете, что у нас очень плохо прописано в законах, как полиция может помочь и как ее заставить помочь.

Медведев: Здрасьте, как это не прописано в законе?

Плотонова: Значит, это прописано так, что можно трактовать по-разному.

Михмель: Я наблюдаю такую живую дискуссию, разные мнения, разные эмоции. Это точно результат фильма. Кому-то понравится, кому-то не понравится, но психология этого фильма, напор, тяжесть равнодушным не оставят никого.

Кто-то будет его любить, кто-то — нет, но пойдут, потому что в названии слово «коллектор».

Теплицкий: Я уверен, что про методы забудут, а уважение к профессии — оно появится.

Константин Хабенский в фильме «Коллектор»

Окулова: Хотя фильм, как вы говорите, показывает не хорошего, правильного коллектора, а плохого коллектора, но при этом обаятельного.

Медведев: И, главное, жертва в нем — коллектор. Через две недели его начнут носить на руках, это будет самая любимая профессия в России.

Плотонова: И сами должники будут звонить коллекторам: ну как вы там, все в порядке?

Теплицкий: Я уже заплатил, можно еще заплачу?

Михмель: Я специально не плачу, лишь бы вы мне позвонили.

Теплицкий: Я специально кредит взял, да.

Автор Елизавета Окулова

«Коллектор» с Константином Хабенским: обсуждение фильма с экспертами


Релевантные статьи:

Теги: ,

закладки и соцсети

Комментарии закрыты.