Вы находитесь здесь: Главная > Кинематограф > Комическая опера: краткая история киномюзикла

Невеселая карусель: почему нашей анимации далеко до disney и pixar?

В кинопрокат выходит все больше отечественных мультфильмов — от «Богатырей» до «Синдбада», — но качество их невысоко. За последние три года Фонд кино, который является единственной государственной организацией, финансирующей производство анимационного полного метра (Минкультуры отвечает за авторские короткометражки, дебюты и сериалы), выделил деньги на 27 полнометражных проектов. По словам главы Фонда кино Антона Малышева, общая сумма господдержки составила 2 млрд рублей.

На данный момент в прокат вышло только 10 картин, которые в совокупности собрали 2,8 млрд рублей.

«Если доля российского кино в прошлом году составила 18,4% по билетам, то доля российской коммерческой анимации среди всех вышедших в прокат мультфильмов в последние два года стабильно превышает 20%. Анимация с точки зрения зрительского интереса показывает себя лучше игрового кино», — отметил Малышев.

Большинство сборов отечественной анимации обеспечивает долгоиграющая «богатырская» франшиза, производством которой занимается компания Сергея Сельянова «СТВ» и студия «Мельница» Александра Боярского. Самой популярной частью является мультфильм «Три богатыря: Ход конем», который собрал 963 млн рублей и 4,2 миллиона зрителей. Пять лет назад этот же дуэт выпустил еще одну франшизу, «Иван-царевич и Серый Волк», и она тоже пользуется успехом у зрителей.

Третья ее часть, выходившая в новогодние праздники 2015—2016, собрала 704,8 млн рублей, ее посмотрело 3,1 миллиона зрителей.

Невеселая карусель: почему нашей анимации далеко до disney и pixar?

«Три богатыря: Ход конем»

Среди релизов прошлого года первую строчку в рейтинге КиноПоиска занимает фильм «Волки и овцы: Бе-е-е-зумное превращение» (оценка — 6,8, сборы — 142,4 млн рублей, зрители — 688,9 тысячи), продюсерами которого выступили все тот же Сельянов и глава воронежской студии Wizart Юрий Москвин, чья «Снежная королева» пользуется большим спросом за рубежом. Самым провальным фильмом прошлого года стала лента «Синдбад. Пираты семи штормов» (19 млн рублей и 117,9 тысячи зрителей).

Профессиональное сообщество оценило лишь фильм «Смешарики. Легенда о золотом драконе» (241 млн рублей и 1,2 млн зрителей), который получил приз на недавнем Суздальском фестивале. Там же состоялась дискуссия «Полный метр и авторская анимация в зоне конфликта?».

Она свелась к простому вопросу: почему же в России нет качественных и способных привлечь зрителей полнометражных мультфильмов? Как выяснилось, есть пять причин.

Первая причина — разобщенность

«Куйгорож»

Сергей Меринов, режиссер, обладатель премии «Золотой орел» за мультфильм «Куйгорож» из серии «Гора самоцветов»:

— Последние полнометражные отечественные мультфильмы, за редким исключением, реально очень опасны. У них низкая визуальная культура. Мы портим людям вкус с детства. Я понимаю, почему это делается.

Это большие риски, вы (продюсеры — Прим. ред.) боитесь, что, если вы снимете высокохудожественное кино, зритель на него не пойдет, потому что мы действительно живем в стране слепых людей, стране цыганского вкуса. Это не очень правильная позиция — потакать низкому вкусу из года в год, опуская его все ниже и ниже. Не нужно бояться рисковать. Pixar, Illumination — у них высокая культура изображения.

Laika не боится рисковать и собирает деньги. Давайте рискнем. Я, например, хочу сделать пластилиновый полный метр. Комиссия из продюсеров его на питчинге Фонда кино зарубила, сказав, что пластилиновое кино в принципе не может быть коммерчески успешным, и порекомендовала отправить сценарий в Минкульт, который не финансирует полные метры.

В итоге проект не сделан.

Сергей Сельянов, глава студии «СТВ»:

— Приток из яркого и преданного своему делу полка авторской анимации не прибывает. Авторы боятся террора среды, критиков. Хоть один бы режиссер сделал предложение о полнометражном фильме! Продюсер не только работодатель, это огромная ответственность — несколько сот человек, наших коллег, которые работают на студии. Продюсер является генератором, отборщиком идей, он выполняет существенную часть режиссерских функций.

Отчасти и потому, что со стороны режиссеров авторского кино никакого движения нет. Я считаю, что они просто боятся. Ради справедливости отмечу, что этого нет и в игровом кино.

Сергей Сельянов

Дмитрий Ловейко, продюсер сериала «Маша и Медведь»:

— Речь идет не о дистанции между авторской, полнометражной, сериальной анимацией, а об умении людей объединить команду для конкретных целей. Да, у нас большая проблема в том, что для полнометражной анимации надо готовить средний уровень специалистов. Нам нужны тысячи аниматоров, полтысячи рендеров, еще полтысячи композеров. И да, все базируется на режиссуре и сценарии.

Так помогите тем людям, которые хотят на себя взять ответственность за создание фильмов, найти основу, идею.

Александр Герасимов, директор Открытого российского фестиваля анимационного кино в Суздале, продюсер:

— Не совсем корректно сравнивать [наши мультфильмы] с Pixar, Disney и даже канадской анимацией, у которых за плечами не одна сотня лет на рынке. Мы в начале пути. Это риск огромными деньгами.

Режиссеров, у которых есть опыт съемок полного метра, вообще по пальцам одной руки можно посчитать. К тому же не все режиссеры-звезды, которые сделали блистательные короткие метры, могут сделать забег на длинную дистанцию. Нормальный выбор продюсера — взять крепкого профессионала, который, может, не хватает звезд с неба, но однозначно преодолеет эту дистанцию длиной в два-три года и размахом в полтора часа, которые все эти три года надо держать в голове покадрово.

Режиссер «Колобков» Игорь Ковалев: «Наша анимация инфантильна»

Вторая причина — недостаток образованияКонстантин Бронзит, режиссер, двукратный номинант на премию «Оскар»:

Константин Бронзит

— 80% полнометражных фильмов делают выходцы из авторской анимации: Слава Ушаков, Андрей Колпин, Денис Чернов. Все равно оттуда идут кадры, откуда же еще? Но у меня стойкое ощущение, что мы все самоучки. Мы выучились как-никак кустарным способом.

Один из моих великих учителей (и он даже не подозревает об этом) — Юрий Норштейн. Я смотрел его фильмы, выступления, слушал его лекции, что-то сам анализировал, в редкие встречи задавал вопрос. Это один из моих учителей, но он не учил меня напрямую. Никто меня так не учил никогда. Я научился сам. И я отдаю себе отчет: я не умею делать полнометражное кино. Это не кокетство. Скажу больше: покажите мне режиссера, который умеет делать в России полнометражное анимационное кино.

Это как эксперимент над всеми нами. Конечно, продюсерам страшно. У меня был опыт полнометражного фильма. Чем закончилось? Оплевали все кому не лень. И правильно сделали! Но результат откуда такой?

Потому что я кустарным способом учился — у Татарского, Хитрука, Норштейна. Даже в своем маленьком авторском кино я никогда не слышал фразы «Костя, авторское кино делается вот так», а уж тем более «Костя, полнометражное кино делается вот так». Простите меня, такой школы в России нет.

Не надо тыкать в Pixar и все остальное. Я не понимаю, как им это удается! Что за мозги там сидят, что они делают такие истории, доводят их до такого воплощения.

Для меня это загадка.

Владимир Малышев, ректор ВГИКа:

— Должна быть государственная программа поддержки анимации — от образования до выхода полноценного фильма не только в кинотеатрах, но и на телевидении, в интернете, до помощи в реализации прав за границей. Некоторые говорят, что во ВГИКе не очень хорошо, не всему учат. Но я уже несколько раз обращался к «Союзмультфильму» с предложением сделать совместную школу, объединить базы для обучения.

Вы, режиссеры, приходите в наши приемные комиссии. Увидели интересного молодого человека или девушку, берите и ведите по жизни — от абитуриента до настоящего специалиста. У нас еще есть Высшие режиссерские курсы, где учатся более взрослые ребята.

Приходите, набирайте мастерские. Только давайте вместе это делать. Нет идей по сценариям? Давайте наберем продюсерско-сценарную мастерскую и сразу будем обучать этому студентов. Не умеют писать полнометражные фильмы?

Давайте соберем лучший опыт и целенаправленно подготовим специалистов. Нам пока не надо 150 человек, достаточно пять-десять. Надо объединять усилия, чтобы создавать индустриальную анимацию.

Борис Машковцев, продюсер, один из создателей студии «Аэроплан», преподаватель ВГИКа:

Борис Машковцев

— Во время перехода студии от сериала [«Фиксики»] к полному метру коллектив сильно разросся, и мы обнаружили, что проблемы нашего производства лежат в плоскости дисциплины. Это относится не к таланту или производственной культуре, а именно к культуре взаимоотношений между людьми, отношения к рабочим материалам. На каком-то этапе большое количество людей могут завести проект не туда, потому что каждый начинает делать кино как одиночка. Возможно, это проблема системы образования.

Во ВГИКе мы стараемся воспитывать именно индивидуальность, но мы, наверное, в недостаточной психологической степени готовим наших специалистов к тому, что работать им придется с большим количеством людей ровно с такими же амбициями. Когда они приходят в производство, выясняется, что у каждого свои представления о том, что такое хорошее кино, как его правильно делать и какое место он лично хочет занять на этом проекте. Продюсеры из-за этого начинают выбирать людей не более талантливых, а более коммуникабельных, потому что в конечном итоге продюсер, пытающийся сделать кино на высоком уровне, сталкивается с тем, что у него заканчиваются ресурсы. В этот момент он обрубает все творческие амбиции, которые мешают закончить фильм.Третья причина — несовершенство системы прокатаЮрий Норштейн, режиссер:

— Я не знаю, с какого момента стали делить коммерческое и авторское. Если вспомнить киностудию «Союзмультфильм», то там была мультипликация, там занимались люди искусством и хотели сделать как можно лучше. «Снежная королева» — абсолютный шедевр, так же как и «Заколдованный мальчик». Сегодняшнему полнометражному кинематографу есть у кого поучиться, есть куда оглянуться.

Но раньше, как только выходил фильм, его сразу же показывали по телевизору. Сегодня этого нет. И сразу же начинало работать бюро пропаганды: оно заказывало режиссеру, художнику, автору сценария книжечки. Одна такая книжечка тиражом в 300 тысяч окупала весь фильм со всеми затратами, которые шли даже на издание этой книжки.

Это был абсолютно коммерческий подход.

Режиссер «Ежика в тумане» и «Сказки сказок» — о необходимых условиях для мультипликатора и отсутствии в стране атмосферы для творчества

Юрий Москвин, продюсер:

— В России мы со «Снежной королевой» продаемся хуже, чем на Западе. Сейчас в Болгарии это лучший анимационный старт за всю историю независимой анимации. Маленький результат, но мы его добились. Нас там смотрят одиннадцать недель, в той же Прибалтике сейчас двенадцатая-тринадцатая неделя, и мы до сих пор в двадцатке. Такого никогда не было. А в России прокат закончился на третьей неделе.

В Турции сейчас третья неделя — мы в семерке лучших. Говорить о том, что это плохое кино, наверное, не совсем верно, если его оценивают за рубежом, смотрят, верят, говорят, что хотят еще. Может, в чем-то не дотягиваем, но мы растем. Понятно, что, возможно, мы не используем багаж знаний, который был. Но давайте вместе садиться, думать. Мы вынуждены зарабатывать деньги.

Просто так они не валятся. Поэтому мы вынуждены каждый шаг свой просчитывать, по-другому не получается.Четвертая причина — отсутствие индустриального подходаСтанислав Соколов, режиссер, преподаватель ВГИКа:

Станислав Соколов

— Я застал золотой век на «Союзмультфильме», когда был очень авторитетный художественный совет, а качество каждого фильма было совершенно безукоризненным. Сейчас больших студий, имеющих специалистов для полного цикла производства полнометражных мультфильмов, у нас практически нет. Это именно вопрос индустрии. То, что государство перестало поддерживать большие киностудии, — серьезный минус.

Когда мои студенты приходят на маленькие студии, то понимают что они должны делать все, от начала и до конца: писать сценарий, быть художником, аниматором, режиссером в одном лице. Сейчас зачастую все делается на коленке. Из-за этого качество режиссуры, мультипликации, сценария падает катастрофически, потому что режиссер не должен писать сам сценарий.

Это другая профессия. У киностудии должна быть своя художественная редакция, которая не должна допускать самодеятельные, низкопробные сценарии. У меня был опыт создания полного метра, и я знаю об этой ответственности. Выходя на полный метр, нужно понимать свою зону ответственности.Пятая причина — низкие бюджетыИлья Попов, президент Ассоциации анимационного кино, глава компании «Рики», продюсер:

— Я верю в то, что может найтись какая-то команда, которая минимальными средствами сможет создать что-то гениальное, что окажется успешным и в России, и во всем мире. Вполне вероятно, что мы станем свидетелями этого. Но если говорить об индустриальном подходе и уникальном стечении обстоятельств, то тут важным фактором является количество сил, затраченных на проект.

Зритель приходит в том числе на аттракцион. Если мы посмотрим все замечательные пиксаровские и диснеевские картины, то поймем, что за работой режиссеров стоит колоссальный труд людей, создающих картинку, аттракцион. Когда зритель после этого идет смотреть на любой малобюджетный фильм, российский или европейский, то обмануть его невозможно. Сразу видна разница.

То, что происходит в России в последние годы, когда выходят полнометражные фильмы, которые собирают кассу и средства от зарубежных продаж, — это пример того, как русская смекалка помогает находить интересные выходы. Мы создаем проекты с бюджетом в 5 млн долларов, которые выглядят так, как будто стоят 15—20. Честно говоря, когда выходишь на международный рынок, называть реальный бюджет российских проектов бессмысленно, поскольку есть четкая градация: проект, который стоит 20 миллионов, будет продаваться за другие деньги, чем проект за 5 миллионов.Бюджет «Шрека» уже не поможет

В начале 2000-х многие продюсеры и режиссеры любили повторять фразу о том, что вся господдержка российской анимации — это всего лишь треть производственного бюджета тогда вышедшего и порвавшего прокат «Шрека» (60 млн долларов). Сейчас деньги уже не фигурируют среди первых причин отсутствия качественного полнометражного анимационного кино.

«Шрек»

Продюсерские компании, занятые в производстве анимации, научились продавать права на свои проекты в зарубежные страны, делать коммерческие сериалы, доходы от которых можно вкладывать в создание полного метра. Из последнего, впрочем, стабильно собирают кассу разве что «Три богатыря», очередная часть которых выйдет в новогодние праздники 2017—2018. Во время осенних каникул в кинотеатрах появятся еще два российских мультфильма — «Садко» от того же Сельянова и «Фиксики.

Большой секрет» от студии «Аэроплан». Последний проект пойдет по финансовым стопам полнометражных «Смешариков», а вот «Садко» пока остается темной лошадкой. На осеннем кинорынке в прошлом году по нему показывали вполне забавные небольшие отрывки, которые давали надежду на симпатичный сценарий в духе «Ивана-царевича и Серого Волка».

Совсем скоро, 20 апреля, на экранах появится новый проект единственного на сегодняшний день успешно работающего тандема продюсеров Сергея Сельянова и Александра Боярского «Урфин Джюс и его деревянные солдаты», работа над которым велась почти четыре года. До богатырских сборов мультфильм вряд ли доберется. Судя по трейлеру, картина будет лишь попыткой повторения зарубежных мультфильмов, сделанных на более высоком уровне качества.

История в нем хоть и известная, но уже порядком подзабытая, особенно современными детьми. Взрослая аудитория, которая и водит детей на мультфильмы, с опасением относится к отечественной анимации, если это не такой раскрученный бренд, как те же «Богатыри» или выходцы из сериалов «Смешарики». Но превзойти показатели недавнего мультфильма «Волки и овцы: Бе-е-е-зумное превращение» (142,4 млн рублей) фильм шанс имеет, в том числе и за счет поддержки крупного медиахолдинга ВГТРК.

Однако разобщенность анимационного цеха налицо. Режиссеры авторского кино, привыкшие к скрупулезной и, как правило, одиночной работе над своими собственными фильмами, не готовы идти на поводу даже у сильных продюсеров, сосредоточенных на среднего уровня результате за небольшие деньги. Нехватка кадров и отсутствие какого-то большого игрока на рынке анимации, каким в советское время была киностудия «Союзмультфильм», занимающаяся как производством короткометражек, так и выпуском полных метров, также играет большую роль.

Уже не первый год анимационное сообщество говорит о необходимости создания Дома российской анимации — кластера, в котором будут работать и небольшие студии, ориентированные на авторский контент, и индустриальные фабрики полнометражного кино. Но эта идея пока так и не реализована. Возможно, какие-то изменения произойдут, когда «Союзмультфильм» окончательно переедет в новое большое здание и определится со своим руководящим составом.

Тем не менее без общих усилий и со стороны продюсеров, и со стороны режиссеров, сценаристов и педагогов решить проблему качества отечественных полнометражных мультфильмов не удастся.

Автор Маша Токмашева

Облачно, с прояснениями | Короткая анимация Disney Pixar


Релевантные статьи:

Теги: ,

закладки и соцсети

Комментарии закрыты.