Вы находитесь здесь: Главная > Кинематограф > Образование в кино: чему учиться — ремеслу или реальной жизни?

Образование в кино: чему учиться — ремеслу или реальной жизни?

«Если бы я решил изучать искусство или остался бы на курсе антропологии, в итоге я бы все равно, скорее всего, оказался в кино. Я просто следовал своим внутренним ощущениям и желаниям, продолжал искать, пока не становилось теплее, тепло, наконец, горячо. У каждого есть какой-то талант.

Нужно просто постоянно искать, пока не поймешь, в чем он состоит» (Джордж Лукас).

«Я зашел в класс, а преподаватель сказал: „Если здесь кто-то хочет писать сценарий „Терминатора 2“, лучше вам сразу выйти за дверь“. Я тогда подумал, что это не очень-то хорошее начало. А что если я правда хочу написать „Терминатора 2“?

Или мой сосед по парте хочет? Он как будто сказал: „Мы тут серьезными фильмами занимаемся“. „Терминатор 2“ — это вообще-то отличное кино. Кстати, если забрать документы из киношколы достаточно быстро, то можно получить оплату обучения назад.

Образование в кино: чему учиться — ремеслу или реальной жизни?

Мое обучение кинорежиссуре состояло в том, что я смотрел фильмы, которые нравились моим любимым режиссерам. А технические моменты я изучал по книжкам и журналам, а теперь ведь можно еще и смотреть целые фильмы с аудиокомментариями режиссера. Из аудиокомментария Джона Стёрджеса к „Плохому дню в Блэк Роке“ можно узнать больше, чем за 20 лет в киношколе» (Пол Томас Андерсон).

«Режиссеру нужно обладать многими качествами. Но самое главное — это умение постоянно учиться. Режиссер — это не что-то законченное. Я снял 15 картин, и все равно мне есть чему учиться.

Все время что-то новое для себя открываешь. Во ВГИКе у меня был очень хороший мастер — Игорь Таланкин, который мне очень много дал, в первую очередь понимание каких-то базовых вещей, которые мне потом очень помогали. Когда я пришел на „Мосфильм“ работать ассистентом, для меня открылся совершенно другой мир. Сделать кино (хоть и очень простое) — это сложный процесс. Даже если зритель посмотрит все программы про кино, он не сможет это понять.

Это не может понять человек, который не находится внутри. Когда работаешь — сначала ассистентом, потом делаешь первые свои картины, — для тебя открываются совершенно необычные вещи» (Карен Шахназаров).

«Сотни человек говорили мне в мои 17 лет, что я никогда и ни за что не сниму фильм. Меня это не остановило и не сломало. Любому начинающему предстоит нелегкий путь, особенно в нашей индустрии.

И если вы не можете пойти вопреки мнению профессора или друзей, которые долго и нудно будут вам говорить, что вы не имеете права на авторство, на свое личное видение, то ничего и не выйдет. Это процесс естественного отбора. Я уверен, что многие ребята в университетах будут поддакивать профессорам со словами: „Да-да, конечно-конечно, у нас ничего не получится!“ А потом… покажут средний палец» (Люк Бессон).

«Меня не взяли в актерскую школу. Но если бы я туда поступил, то я бы не был сейчас здесь, потому что школа бы высушила меня, превратив в просто еще одного актера. Я учился, совершая ошибки, и это помогло мне стать актером другого рода, ведь мне приходилось самому искать решение, как что-то сыграть» (Питер Капальди).

«Процесс обучения кинорежиссуре, мне кажется, не должен сильно отличаться от процесса создания фильма. Я никогда не читал учебники по режиссуре, а читал интервью с режиссерами и киноведческую литературу. Все книжки, которые посвящены работе режиссера, а их, кстати, немного, в отличие от сценарного или операторского мастерства, начинаются с того, что режиссуре научить нельзя. Ей можно только научиться. Это правда.

Если вдруг в книжке написано, что это не так, не верьте этой книжке. Если ты хочешь снимать кино и стать режиссером, в 2014 году стыдно еще не начать это делать. Возьми телефон, сними что-нибудь. У тебя буквально, извините, в штанах есть камера.

Знаю, есть люди, которые говорят, что им не хватает чего-то, чтобы начать снимать — денег, камеры, опыта, знаний. Ничего подобного» (Алексей Попогребский).

«Я никогда не учился в колледже. Всегда сожалел об этом и завидовал тем, кому удалось получить образование» (Сидни Поллак).

«Лучший совет в моей жизни — честно говоря, он изменил мою жизнь — мне дал дядя, который сказал, чтобы я поступала в актерскую школу, а не шла работать. Работа никуда не денется, говорил он» (Элизабет Бэнкс).

«Хочется быть преподавателем душевным, но я понимаю, что это неперспективный путь преподавания. Я работал несколько лет в Германии, в маленькой школе типа аспирантуры при Гамбургском университете. Она была очень успешной по выпускникам.

Так вот, там нужно было работать жестко, ремесленно четко. Я там усвоил этот европейский тип преподавания, который радикально отличается от нашего. Мы привыкли, что нами занимались мастера, которые вкладывали в нас душу. Это называется монологический принцип обучения, когда один мастер тебя опекает. И действительно, Михаил Ромм был как отец родной для нас.

Он преподавал, а потом мы ехали к нему обедать, сидели, обсуждали что-то до вечера. Так же вели себя с учениками Герасимов, Довженко. Для России это нормальный, естественный принцип. Но западное обучение несоизмеримо более эффективно. Школа дает человеку профессиональную основу, с разных сторон знаний тебя атакует. Ты изучаешь разные аспекты ремесла, сам выбираешь, что тебе нужно. И на выходе получается профессионал. Выпускники западных школ гораздо более профессиональны.

За год-два учебы они получают гораздо больше. Сегодня эта система гораздо более эффективна, чем та, что осталась у нас с советских времен. Это тогда нужно было, чтобы тебя мастер оберегал от внешнего мира, а теперь, наоборот, человек должен на ветру стоять.

Сейчас есть возможность снимать, поэтому нужно снимать, снимать и снимать, обсуждать и делать выводы» (Александр Митта).

«Я полагаю, как и многие мои коллеги, что научить человека быть продюсером, как и режиссером, невозможно. Человек либо станет им, либо нет. Можно лишь дать в руки некие инструменты, умения, ремесло.

И я верю, что в некоторых кинематографических профессиях, в частности в режиссуре и продюсировании, нужно обучать уже зрелых людей. Я бы не брал на такие факультеты студентов сразу после школы. Говорю как человек, поступивший после школы на режиссуру» (Александр Роднянский).

«Одна из лучших вещей, которые случились со мной, — это то, что я не ходил в киношколу. Я ходил в университетскую библиотеку и читал все подряд, копировал целые книги. Я составил собственную библиотеку докторских диссертаций по проекционной печати. Я вдавался во все технические подробности, но изучение кинематографической эстетики казалось мне слишком солипсистским. Это ведь просто изучение других фильмов. Необходимо тренироваться, нужен хороший наставник.

И нужен жизненный опыт. Но, главное, взять камеру и делать фильм. Это самое главное» (Джеймс Кэмерон).

«Множество фильмов сейчас делает упор на визуальную составляющую, а не на игру актеров. Мне кажется, всем режиссерам хорошо бы самим пройти актерскую школу» (Ева Грин).

«Актерская школа не может сделать из вас блестящего актера, зато три года вы будете что-то делать без страха, что вас уволят. Нужно просто действительно все это делать, даже то, что вам кажется бредом» (Юэн МакГрегор).

«Я не учился в киношколе. Я изучал философию, а это обычно редко связано с реальным рынком труда. Тому, как снимать кино, я учился с помощью просмотра фильмов, и, таким образом, моими наставниками были Тарковский, Пеннебейкер и братья Мэйзлс. Что круто в съемках документального кино методом наблюдения, так это то, что учиться приходится очень быстро. Все происходит в процессе, ты бесконечно пробуешь и ошибаешься. Еще мне нравится, что я сам контролирую процесс.

У меня нет команды, которая определяет то, как мне снимать, я могу экспериментировать и импровизировать» (Захари Хейнзерлинг).

«Я был великолепным барменом и прекрасным официантом. В каком-то смысле это и была моя актерская школа» (Ник Фрост).

«Я училась сценарному мастерству в киношколе в университете UCLA. Благодаря учебе у меня был повод переехать в Лос-Анджелес, и именно там я встретила нескольких отличных друзей, включая Алекса О’Флинна, который теперь работает со мной в качестве монтажера. К тому же за два года учебы я написала пять полнометражных сценариев. Но я никогда не ждала, что киношкола научит меня снимать кино или рассказывать истории. Я верю, что этому научить нельзя.

Киношкола — это просто инструмент, а инструмент сам по себе бесполезен. Чтобы появилось творческое произведение, нужно много чего еще, одного инструмента недостаточно. Нужно смотреть кино, читать сценарии любимых фильмов, смотреть дополнительные материалы со съемок, взять в руки камеру и попробовать снять самому, нужно путешествовать по миру, читать книги, слушать музыку.

Использовать все что можно, чтобы прийти к тому состоянию, когда тебе хочется творить и ты с удовольствием это делаешь. Кино — это о том, как мы проживаем свою жизнь. А это происходит совсем не в киношколе» (Ана Лили Амирпур).

«Думаю, самое важное — понимать, что все мы разные. Я никогда не любил теоретический подход к актерской игре. Я не учился актерскому мастерству, так что у меня не было ситуации, когда кто-нибудь ограничивал бы меня словами: „Ты должен играть вот так“» (Иэн МакКелен).

«В киношколе, которую я основал, я говорю — и не в качестве провокации, — что предпочитаю видеть среди учеников вышибал стриптиз-клубов или уборщиков сумасшедшего дома. Ты должен прожить жизнь во всех ее самых простых формах. Мексиканцы говорят: жизнь в чистом виде.

Это именно то, что дает молодым людям больше качеств режиссера, чем образование. Подавать заявку на обучение стоит только после того, как ты прошел один и пешком, например от Мадрида до Киева, примерно 2000 миль. Записывай все свои впечатления в пути, потом дай мне почитать свои записи, и я сразу смогу сказать, действительно ли ты прошел это расстояние. За время своего пути ты узнаешь больше о кинорежиссуре, чем за пять лет в киношколе.

Твой опыт будет прямо противоположен тому, чему учат в университетах, а университеты — это смерть для кино. Боксер из африканской глубинки лучше подготовлен к профессии режиссера, чем выпускник самой лучшей киношколы в мире. Реальная жизнь — единственное, что имеет значение» (Вернер Херцог).

«А вот Гай Ричи считает, что учиться в актерской школе — худшая идея на свете» (Джейсон Стэйтэм).

«Забавно, что ты поступаешь в актерскую школу, думая, что тебя научат изображать других людей, но на самом деле я скорее научилась быть самой собой. Потому что, только познав самого себя, ты можешь примерить на себя обстоятельства и опыт другого человека» (Лупита Нионго ).

«Своим детям (мы-то с мужем надеялись, что, может, удастся вырастить из кого-то молекулярного биолога, но с нашими генами вышли только актеры и художники) я говорю то же самое, что говорю всем молодым актерам. Определитесь, каким актером вы хотите быть. Есть миллион способов прийти в эту профессию, в шоу-бизнесе много очень разных сфер.

Поэтому важно понять, каким актером вы хотите стать, и учиться именно этому. Есть те, кто развлекает публику, есть те, кто придумывает новые виды шоу, есть много чего еще. Я всегда была убеждена, что мне нужно учиться всему, кроме актерского ремесла. Узнавать больше о мире, обо всем, что за пределами актерской профессии.

Изучать состояние человека. Именно такой актрисой я хочу быть. Я интересуюсь всем и всеми, не ограничивая себя каким-то одним методом.

Я всегда старалась понять, как живут люди — все вообще, а не только те, что родом, как и я, из Нью-Джерси» (Мэрил Стрип).

«Я был не из тех, кому еще в актерской школе прочат успех, но с упорством концентрировался на актерском мастерстве, а не на правильных тусовках или поисках правильного агента. В конце концов спустя десять лет это дало свои плоды» (Эдди Марсан).

Автор Дарико Цулая

Где учиться на сценариста/режиссера? Институты кино, киношколы, курсы, онлайн-обучение


Релевантные статьи:

Теги: , ,

закладки и соцсети

Комментарии закрыты.