Вы находитесь здесь: Главная > Кинематограф > Оскар-2012: «жутко громко и запредельно близко»

Оскар-2012: «жутко громко и запредельно близко»

Внимание! В статье возможны небольшие спойлеры!

Из девяти картин-номинантов шесть являются адаптациями книг. Пожалуй, «Жутко громко и запредельно близко» Джонатана Сафрана Фоера — главный бестселлер из всей компании. Роман, вышедший в 2005 году, успел оказаться в самых разных похвальных списках — от публичной библиотеки Нью-Йорка до шорт-листа Дублинской литературной премии.

Что-то не так с Оскаром

Оскару Шеллу 9 лет. Он очень умный, любознательный и чувствительный мальчик, как будто шагнувший из романов Сэлинджера, но при этом подцепивший вирус современных героев детских книг, чей неугомонный дух и уверенность в себе вовлекает их в странные ситуации, пока родители заняты своими делами. Но у Оскара с некоторых пор нет отца. Он погибает во время теракта 11 сентября 2001 года, находясь в одном из злополучных небоскребов.

На первых страницах романа Оскар задается самыми разными вопросами. В одном из них явно чувствуется горечь потери.

«Что если придумать небоскребы для покойников и строить их вглубь? Они могли бы располагаться прямо под небоскребами для живых, которые строят ввысь. Людей можно было бы хоронить на ста этажах под землей, и мир мертвых оказался бы прямо под миром живых. Иногда я думаю, было бы прикольно, если бы небоскребы сами ездили вверх и вниз, а лифты стояли бы на месте.

Хотите, допустим, подняться на девяносто пятый этаж, нажимаете на кнопку 95, и к вам подъезжает девяносто пятый этаж. Это может жутко пригодиться, потому что если вы на девяносто пятом этаже, а самолет врезался ниже, здание само опустит вас на землю, и никто не пострадает, даже если спасательный жилет из птичьего корма вы забыли в тот день дома». (Перевод Василия Арканова)

«Томас — полная противоположность Оскара. В его жизни не было никаких потерь, он рос счастливым ребенком»

На первой странице романа Фоера — снимок замочной скважины. Это неспроста. Дело в том, что после смерти отца Оскар находит в его шкафу загадочный ключ и задается целью отыскать скважину, для которой он предназначен. Он считает, что ключ специально оставил ему отец, и ищет разгадку, чтобы не терять связи с ним. Практически тем же занимается герой «Хранителя времени» Мартина Скорсезе, но в его фильме Хьюго Кабре ищет ключ. Такого рода пересечений в фильмах-номинантах в этом году немало.

Например, в «Хранителе времени» и в «Артисте» есть собаки, в «Древе жизни» и «Человеке, который изменил всё» — Брэд Питт, в «Прислуге» и «Древе жизни» — Джессика Честейн… Но мы что-то отвлеклись.

К слову, Оскар сам постоянно отвлекается. Его увлечения разнообразны. Да вы сами посмотрите, что написано на его визитке: «Оскар Шелл.

Изобретатель, дизайнер ювелирных изделий, фабрикатор бриллиантов, энтомолог-любитель, франкофил, веган, оригамист, пацифист, перкуссионист, астроном-любитель, компьютерный консультант, археолог-любитель, коллекционер старинных монет, бабочек, умерших естественной смертью, миниатюрных кактусов, всего, что связано с „Битлз“, полудрагоценных камней и других вещей».

Оскар-2012: «жутко громко и запредельно близко»

От книги к сценарию

Это был второй роман Джонатана Сафрана Фоера. Его «Полная иллюминация» стала режиссерским дебютом Лива Шрайбера и в российском прокате называлась «Свет вокруг». Наверное, стоит отметить, что ту книгу критики принимали лучше. В сторону «Жутко громко» сыпались обвинения в излишней сентиментальности и затянутости.

Писатель Джон Апдайк, рецензируя второй роман Фоера, заявил, что «за визуальной гиперактивностью книги скрывается пустота и монотонность словесной составляющей». Знаменитый писатель советовал своему молодому коллеге «чуть больше тишины», чтобы книга нашла отклик в сердцах читателей.

Читателей необычное повествование романа не останавливало. «Жутко громко и запредельно близко» раскупался с дикими скоростями, что, разумеется, не могло оставить в стороне Голливуд. Права на экранизацию купил один из главных поставщиков фильмов для премии «Оскар» Скотт Рудин. Продюсер практически сразу отдал роман Эрику Роту, сценаристу «Форреста Гампа» и «Бенджамина Баттона», на адаптацию.

О своей работе с Фоером Рот вспоминает с теплотой: «Он, безусловно, отличный писатель. У нас с Джонатаном сложились очень хорошие отношения. Пожалуй, ничего подобного не получалось с другими авторами.

Обычно писатели занимают оборонительную позицию, когда их книги переносятся на экран. В таких случаях я рекомендую автору вообще не связываться с кино, потому что их работа в любом случае будет переделана». Сценарист старался максимально сохранить структуру романа и его тональность. «В книге Оскар Шелл кажется более ироничным, нежели на экране.

В фильме актер, который играет его, практически изображает больного синдромом Аспергера, а люди с этим заболеванием, как правило, не различают иронию».

Фильм долгое время находился в разработке. Оно и понятно, ведь написать сценарий по книге Фоера оказалось непростым занятием для Рота. Сценарист написал две версии, обе продюсер Скотт Рудин отправил Стивену Долдри, британскому режиссеру, снявшему «Билли Эллиота», «Часы» и «Чтеца». «Я прочитал обе версии за день, перезвонил Скотту и сказал, что берусь за фильм», — говорит Долдри.

Сценарий менялся на протяжении всего съемочного периода, длившегося семь месяцев. В какой-то момент съемки прервались на месяц, чтобы внести изменения в сценарий. Говорит юная звезда фильма Томас Хорн: «Оригинальный сценарий на прослушивании был белым.

Потом стали появляться измененные страницы, помеченные желтым, зеленым, розовым и синим. Ближе к концу оригинальных белых страниц не осталось — сценарий был цвета радуги. А в самом финале у нас вообще не было сценария, мы просто снимали день за днем».

Режиссер, который не любит кричать «Мотор!»

На режиссерский пост Стивен официально заступил в апреле 2010-го. Интересно, что некоторое время его имя фигурировало среди возможных постановщиков очередного фильма «сумеречного» цикла. Среди всех кандидатов его имя смотрелось обособленно: после номинированного на «Оскар» «Чтеца» кино про вампиров?

Впрочем, имя Долдри всего лишь упоминалось в списке желаемых режиссеров, так что до «сумеречной» зоны режиссер так и не дошел.

Стивен Долдри с детства любил театр и уже в 16 лет ставил свои первые пьесы. Он учился на актера и даже провел год, путешествуя по Италии в качестве помощника клоуна. Но в итоге Стивен склонился к работе постановщика.

Большую часть 90-х Долдри провел в лондонском театре «Ройал-Корт», который газета The New York Times как-то назвала «самым важным театром Европы».

В конце 90-х его друг Ли Холл принес Долдри свой сценарий фильма про мальчика, который хотел танцевать в балете. Тогда-то Стивен и решил попробовать себя в качестве кинорежиссера. Дебют оказался отличным: четыре премии British Independent Film Awards, включая «Лучший фильм», три премии BAFTA, в том числе и за лучший британский фильм года, номинация на «Золотой глобус» и три номинации на «Оскар», включая категорию «Лучший режиссер».

Долдри продолжал оттачивать свое мастерство уже на экранизациях. «Часы» по роману Майкла Каннингема подарили «Оскар» Николь Кидман, а фильм по книге Бернхарда Шлинка «Чтец» принес «Оскар» Кейт Уинслет. С актерами Стивен научился работать давно, поэтому неудивительно, что в его фильмах они показывают высший пилотаж. «Я, знаете ли, большую часть жизни провел в театре и давно выяснил, что самое важное для режиссера — научиться разговаривать с актерами.

У каждого актера свой подход к работе, своя методика, — говорит Долдри в интервью Алеку Болдуину. — Обычно многие твои американские коллеги приходят с каким-то своим представлением об актерской работе или о том, что такое методика. В Европе проще. В Англии еще проще, потому что, как правило, у людей общие взгляды на методику.

Иными словами, есть язык, который люди понимают, на котором ты можешь объяснить буквально, что тебе от человека требуется. Многие американские актеры путаются из-за идеи вживания в роль или из-за каких-то своих представлений о персонаже. Начинается: „Мой персонаж то, мой персонаж се“.

А я им: „Вы вообще о чем? Откуда у вас такое представление о персонаже?“ В Европе проще, там люди обученные».

«За всю историю „Оскаров“ „Жутко громко и запредельно близко“ — фильм, получивший наихудшую критику»

Что же касается его основной профессии, то подход Стивена к режиссуре очень четкий: «Задача режиссера заключается в том, чтобы все участники труппы играли один и тот же спектакль. Иногда бывает у тебя на руках отличная пьеса или классный фильм, то есть актеры по идее играют в одном спектакле или фильме, но у каждого свое видение происходящего. Каждый из них по-своему великолепен, но они находятся в разных пространствах.

Самое сложное — собрать их в одно пространство».

«Жутко громко» стал первым цифровым фильмом Долдри. Ностальгия по пленке — это не к нему. «Благодаря цифре можно снимать бесконечно! Тебе не нужно больше кричать „Мотор!“ или „Снято!“ — камера продолжает работать».

Для режиссера, который любит снимать во время репетиций сцен, цифра стала хорошим подспорьем: Долдри мог спокойно, не заботясь о дорогущей пленке, снимать актеров, пока те работали над сценой, чтобы в монтажной выбрать нужные дубли. «Я вообще не люблю кричать „Мотор!“, — размышляет Стивен. — Это как-то странно. Актеры вздрагивают. „Мотор! Поехали!

Давай! Покажи, на что ты способен!“ Какое-то покушение на личность».

Любимая часть кинопроцесса Стивена Долдри — монтаж. «Фильм пишется трижды. Сначала сценарий. Потом ты переписываешь его в процессе съемок. И затем ты переписываешь его начисто, когда собираешь во время монтажа. И это как собирать пазл.

Если вам нравится собирать пазлы, то вы полюбите снимать кино. Здесь главное собрать все части вместе, найти ритм фильма».

Шерше ля мальчик!

Главной головной болью продюсеров и режиссера стали поиски исполнителя роли Оскара. Рудин уже получил согласие Тома Хэнкса играть отца Оскара, Сандра Буллок и Макс фон Сюдов подписали контракты, в ролях второго плана появились Виола Дэвис, Джеффри Райт и Джон Гудмен, но мальчика все не было.

Искали везде. В школах Америки и Европы, среди простых ребят и уже известных юных актеров. Но тщетно. Долдри просмотрел порядка 3000 проб. «В какой-то момент я начал ныть, что ничего не получится и фильм можно закрывать, — вспоминает режиссер. — И тут Скотт вспомнил какого-то парнишку из игры Kid Jeopardy. Он знал четыре языка, выиграл почти 32 000 долларов.

Его звали Томас Хорн».

Киношному Оскару, в отличие от книжного, одиннадцать лет. На момент съемок Томасу было тринадцать. «Когда нам позвонил какой-то продюсер из Голливуда и пригласил на пробы, мои родители сильно удивились, но всем стало любопытно, — говорит Хорн. — Мы ничего не знали об особенностях индустрии развлечений. Я не умел играть и вообще не могу назвать себя большим любителем кино». Долдри комментирует: «Томас был полной противоположностью Оскара.

В его жизни не было никаких потерь, он рос счастливым ребенком, у него отличная семья. Очень умный мальчик, очень эмоциональный, смелый и настойчивый. Я записал пробу с ним, отнес ее на студию Warner и сказал, что это тот самый мальчик, который мне нужен. И если они не согласны, то можно сворачивать лавочку. Джефф (Робинов, президент Warner) смотрел запись вместе со мной и сказал: „Да, пожалуй, этот пацан подходит.

Иди, снимай свое кино“».

Брать на главную роль неизвестного актера — большой риск для продюсеров. Брать на главную роль мальчика без актерского опыта — риск для режиссера и для продюсеров. Но чутье не подвело Долдри. «Томас обожал учиться актерскому мастерству и прекрасно понял всю методику игры. Прошло немного времени, и вся наша группа относилась к нему как к главной звезде фильма, а не как к простому мальчику из телека.

Томас великолепно показал себя».

Великий шведский актер Макс фон Сюдов, работавший с самим Ингмаром Бергманом, играет в фильме загадочного немого незнакомца, который становится другом Оскара. Юный мистер Хорн умудрился произвести впечатление на легенду кино. «Мы познакомились еще до начал съемок, на прослушивании, — вспоминает актер. — Томас отчитывал свои реплики абсолютно монотонно и отстраненно. Меня это, конечно, удивило. Что будет на площадке?

Потом я улетел во Францию на полтора месяца, вернулся — и Томас был совсем другим! Очень точный, очень чувствительный. Идеальный. Мне ни разу не хотелось сказать: „Поди-ка сюда, малец, давай я тебя научу, как играть“.

Ему не нужны были мои советы».

Две башни

«Жутко громко и запредельно близко» затрагивает очень болезненную для американцев тему — теракт 11 сентября 2001 года. Стивен Долдри признается, что ему не хотелось показывать горящие башни-близнецы. «Эти кадры впечатаны в сетчатки наших глаз. Надо очень аккуратно показывать их или вообще не показывать».

В итоге режиссер принял решение: башни TWC появляются в кадре издалека — на них смотрит героиня Сандры Буллок, пока разговаривает с героем Тома Хэнкса, который находится в одном из обреченных небоскребов. «Мы могли бы показать, как Том прячется под столом, пытаясь говорить с супругой, как все вокруг объято пламенем, но решили предоставить все воображению зрителя, — говорит оператор Крис Менгис. — Конечно, со стороны это смотрелось бы весьма волнительно, но такие кадры предали бы сценарий».

Когда герой Хэнкса выбрасывается из башни, это происходит лишь в голове у Оскара. «Он не знает, как именно погиб отец, — говорит Долдри. — И поэтому представляет все, что могло произойти. Сколько времени длился весь этот кошмар? Что чувствует при этом человек? Каковы ощущения от падения вниз? Теряешь ли ты сознание? И если да, то в какой момент? Мне казалось, все эти вопросы могут проноситься в голове ребенка.

И мы сняли разные варианты».

И все же самый драматически напряженный момент приходится не на взрыв в башнях, а на эмоциональный взрыв, который испытывает Оскар, проигрывая на автоответчике сообщения своего отца из горящего здания.

«Задача режиссера в том, чтобы все участники труппы играли один и тот же спектакль»

Поскольку тема «найн-элевен» для американцев была и остается очень болезненной, продюсеры провели тест-просмотры фильма Долдри для групп, состоящих из людей, переживших теракт. Были тест-просмотры для детей с синдромом Аспергера и для экспертов. Для жителей Нью-Йорка и простых американцев.

Мнения принимались во внимание. «Не забывайте, что я люблю тест-просмотры», — говорит Стивен Долдри.

Таким образом, в фильме сохранилась сцена с падением отца Оскара, но была удалена сцена романа матери мальчика с мужчиной (Джеймс Гандольфини), которого она встречает в группе поддержки родственников жертв теракта 11 сентября. Оригинальная музыка, написанная композитором Нико Мьюли, заменил новый трек Александра Деспла. За неделю до релиза фильма Долдри кое-что переснимал и доснимал.

Релиз «Жутко громко и запредельно близко» поначалу планировался к десятилетию со дня теракта в Нью-Йорке. Но в итоге картину передвинули на 25 декабря, в конец оскаровского сезона. Критики приняли фильм прохладно, разделившись напополам. Кто-то считает фильм Долдри жутко милым, а для кого-то он запредельно сентиментальный. «Грубый». «Скучный». «Приторный».

Эпитеты были самыми разнообразными. Сам режиссер к критике относится философски: «Кино снимается не для наград. Что случилось, то и случилось.

А мнение критиков надо воспринимать с улыбкой и делить на сто».

У Долдри это четвертый фильм по счету, но первый, который не принес ему номинацию за режиссуру. Зато картина внезапно ворвалась в гонку за «Оскар» в категории «Лучший фильм». Поговаривают, что за всю историю награды Американской киноакадемии «Жутко громко» — фильм, получивший наихудшую критику.

При этом, что самое забавное, большинство «аналитиков», рассуждающих, почему картина получила номинацию, фильм еще не видели.

Возможно, это сбой в оскаровской системе голосования. Возможно, киноакадемики не смогли пройти мимо фильма про 11 сентября. Есть, конечно, шанс, что американские критики предвзяты, и в Европе фильм примут лучше.

Об этом мы узнаем очень скоро — европейская премьера «Жутко громко и запредельно близко» состоится на Берлинском кинофестивале 10 февраля.

Автор Татьяна Шорохова

Жутко громко и запредельно близко: история Оскара


Релевантные статьи:

  • Оскар-2012: «полночь в париже»

    Вуди Аллен второй год подряд привозил в Канн свои новые фильмы. Но если в 2010-м его «Ты встретишь высокого незнакомца» не получил должного признания, то…

  • Оскар-2012: «прислуга»

    Америка, 1960-е. Рыжая и бойкая Скитер (Эмма Стоун) только что окончила университет и пытается получить место журналиста в нью-йоркских газетах, но все…

  • Оскар-2012: «древо жизни»

    Терренса Малика с «Древом жизни» ждали на Каннском фестивале 2010 года. Было известно, что режиссер готовит нечто грандиозное, но никто и представить…

Теги: ,

закладки и соцсети

Комментарии закрыты.