Вы находитесь здесь: Главная > Кинематограф > Посмотреть 1500 короткометражек и выжить

Посмотреть 1500 короткометражек и выжить

Артем Рыжков — человек уникальный. Мало кто способен посмотреть 1500 (российских и немножко зарубежных) короткометражек за два месяца и не только не сойти с ума, но даже найти никому не известные таланты в глубинах Ульяновской области.

О том, что такое фестиваль короткометражных фильмов «Короче» и как он помогает молодым режиссерам из провинции вытянуть счастливый билет в мир кино, программный директор смотра рассказал КиноПоиску.Победил — и снял полный метрЯ часто езжу на фестивали, наши и зарубежные, и понимаю, что режиссеры на таких мероприятиях редко чувствуют себя центром внимания. Вокруг актеров-звезд вьются пресса, фотографы и поклонники, а режиссера никто в лицо не знает.

А на режиссеров-дебютантов, снявших короткий метр, на крупных смотрах вообще не хватает времени. Они как-то сами по себе живут, смотрят фильмы друг друга, потом кому-то на сцене вручают приз — и все. Мы сразу решили, что у нас на «Короче» должно быть по-другому. Режиссеры у нас — самые главные люди, все крутится вокруг них.

Мы хотим, чтобы они себя почувствовали кинозвездами.

«Короче» — самый короткий путь к полному метру. На это мы и работаем. Прошло три года, и победитель нашего первого фестиваля Роман Артемьев, снял полный метр на основе своей короткометражки «Спаситель». Человек приехал к нам, победил и снял полный метр. На втором «Короче» победил фильм «Проверка».

Режиссер Гала Суханова сейчас снимает сериал для Первого канала на основе этой самой «Проверки». Мы — олимпийский трамплин.

Посмотреть 1500 короткометражек и выжить

«Проверка»

Отчаянно ищем ЛомоносовыхЕсть ощущение, что нами был утерян рецепт создания качественного зрительского кино. Есть, конечно, отдельные коммерчески успешные примеры на внутреннем рынке. Но ведь российские фильмы — если это не интеллектуальное кино, взявшее награды на фестивалях — даже не выходят в прокат за рубежом.

Отцы-основатели фестиваля «Короче» задумались: почему так происходит? Может, мы таланты не там ищем? Может, нужно искать какого-то Ломоносова от кино, который обитает за пределами индустрии и должен сам о себе заявить?

Мы ищем по всей стране.

Все-таки Москва выкачивает из регионов таланты, как Голливуд забирает себе таланты со всего мира. Поэтому в конкурсе у нас, в основном, фильмы из Москвы и Санкт-Петербурга. Но есть и те, кто по какой-то причине не хочет ехать в столицу. Кто-то боится большого города, напряжения, риска, неудачи. Он может прислать нам свою работу, сидя у себя в поселке где-то в Ульяновской области — и вдруг мы поймем, что он хоть и не совершенен, но это тот самый бриллиант.

Та самая искра, которую мы ищем не во ВГИКе и киношколах, не во всех этих «обычных подозреваемых», кинокузницах страны, а просто у людей, которые может быть учатся на юристов и экономистов, но мечтают снимать кино. Нам действительно присылают фильмы отовсюду. Не только из крупных городов, а из поселков где-нибудь в Сибири тоже.

Другое дело, пока что мало что из этого попадает в конкурс. Но тех, кто предлагает что-то самостоятельное, оригинальное, дерзкое, смешное, мы стараемся отметить и вытащить на фестиваль.Не «Ленинградом» единымНа фестиваль в этом году из Парижа приедет композитор Евгений Гальперин, и мне очень хочется, чтобы наши режиссеры на его мастер-класс обязательно пришли. Мы заметили, что музыка — это то, что чаще всего страдает в нашем кино.

Попробуйте вспомнить песню из какого-нибудь нового российского фильма. Сможете ее напеть? В советском кино с этим все было в порядке.

А в современных отечественных фильмах запоминающихся мелодий нет. Разве что песни «Ленинграда», которые и без кино на слуху. У нас, кстати, еще и разучились правильно использовать музыку уже написанную — ее ставят куда попало, неудачно подбирают под настроение, не умеют добиться с ее помощью нужной эмоции и, когда нужно, вовсе от нее отказаться.

Участники и гости фестиваля на побережье Балтийского моря

Мы настоящиеМы с компанией «Наше кино» в этом году выпустили в прокат альманах «Короче», в котором собрали короткометражки фестиваля, причем не только победителей. Не сказать, что он имел огромный кассовый успех, но это пока. Нам было важно с этим альманахом приехать в города, из которых нам приходили заявки, и показать: смотрите, вы в прошлом году не попали к нам, но мы зато приехали к вам.

Мы действительно существуем, и не только в виде странички на фэйсбуке, сайта и в инстаграме. Мы приехали к вам в кинотеатр, мы настоящие, участвуйте и продолжайте присылать нам свое кино.

Я знаю, что на показы часто ходили именно те, кто уже вовлечен на каком-то уровне в свою городскую кинотусовку. Это классно! Хотя некоторых начинающих уровень качества альманаха напугал. Они теперь боятся попробовать. А мы будем продолжать. Сосредоточимся на распространении короткометражек не только в кинотеатрах.

Уже собрали уникальную библиотеку русских короткометражек. Будем работать с ней.

Альманах «Короче» мы возили по зарубежным странам, и я впервые увидел, как наш короткий метр смотрят за рубежом. Оказалось, это абсолютно универсальные истории, зрители смеются и расстраиваются в правильных местах, задают правильные вопросы после просмотра.

«Portfolio» из альманаха фестиваля «Короче»

50 дней летаКоличество заявок в этом году у нас практически то же самое, около полутора тысяч. Но уровень фильмов подрос. Возможно, кто-то посмотрел наш альманах и понял, что пока отправлять свою работу не стоит. На просмотр присланных работ у меня ушло 50 дней лета.

Вы должны понимать, что такое 50 дней лета в Калининграде. Это Куршская коса, это пляж Янтарный, получивший сертификат blue flag как самый экологически чистый в России, это бескрайние просторы, где никого нет, сосновый лес, воздух фантастический. А я эти 50 дней сижу глухо дома, с утра до вечера — за завтраком, за обедом, постоянно — смотрю и смотрю в ноутбук.

Ко мне иногда заходили друзья — загорелые, с пляжа, веселые — а я все смотрю и смотрю. Я написал всем, кто прислал свои фильмы, что ничуть об этом не жалею: эмоций было очень много. Конечно, я своим загорелым друзьям завидовал, но и они мне тоже, понимая, что я занят делом и что-то важное такое решаю.

Самый простой способ понять, кому мы отдаем приоритет — посмотреть наш альманах. Для меня же как для отборщика самое важное, когда я смотрю кино, — чувствовать себя живым, когда ты не знаешь, что будет дальше, не можешь предсказать развитие событий. Вот сижу я на стуле, на кресле, на диван перелягу — я не живу.

Если фильму удается меня пробудить, встряхнуть, жахнуть по башке, заставить рыдать или цитировать, ему место в конкурсе. А играет там звезда или нет, знаком ли ты с режиссером, премьера это или нет — все это не важно.

Светлана Светличная на фестивале «Короче» в 2015 году

Селезенка и ногти для жюриЯ много думал о жюри. У нас четыре конкурсных блока по 120 минут, а значит, в сумме им придется 8 часов провести в кинозале в течение двух дней. Я пытался себя поставить на их место: мне бы хотелось, чтобы мне было интересно по-разному. Возможно, у кого-то вызовет вопросы, почему этот фильм сюда попал.

Проходя через толщу полутора тысяч фильмов, я понимал, что вот это кино, например, инородно, но с другой стороны, уникально.

Вообще-то мы ищем зрительское — умное, но простое и доступное развлекательное кино. Но вдруг я понимал, что какой-то фильм, хотя он совершенно таковым не является, важно поставить, именно потому что он другой, чтобы удивить жюри, показать им что-то неожиданное, сменить темп. Ведь для них 39 фильмов сольются в один восьмичасовой блок, и они должны испытать за это время разные эмоции, переживать, не скучать.

Для меня конкурсная программа — это живое существо, оно должно жить, и каждый фильм — это какая-то часть тела этого существа. Руки, ноги, голова, печень, селезенка, ноготь.Короткий метр для очередей в поликлиникахОдин из наших следующих шагов — создать своеобразную библиотеку короткого метра. Кто бы к нам не обратился — авиакомпании, железнодорожные перевозчики, отели — мы будем обладать правами и режиссеры смогут зарабатывать на этом деньги.

Большие или маленькие, я пока не понимаю. Но есть места, где люди ждут и при этом не могут там посмотреть полный метр. Может, это кабинеты правительственных учреждений, может, больницы, музеи, аэропорты.

Там можно смотреть короткометражки. Поэтому я стал делать такие тематические подборки.

Внеконкурсные программы, которые у нас появились, выражают некий тренд. Например, «Короче. Ревность» или «Короче. 18+». Программ набралось довольно много, но в расписание фестиваля мы включили буквально несколько, потому что иначе будет перебор. Там и зафиксированы некие тренды — о чем снимают и как. Например, «Поколение К» — это о настроении, о том, что такое быть молодым, жить ярко, быстро, сегодняшним днем.

Это сделано и на уровне сюжета, и на визуальном уровне. Еще был ряд фильмов, которые нам в силу нашей зрительской направленности не очень подходят, но отметить их было важно, потому что в них есть эксперименты с киноязыком, какие-то находки, стремление к чему-то новому. Их я объединил в программу «Перспектива».

Зрители фестиваля «Короче» в 2015 году

Мордюкова из Ульяновской областиОдна тенденция, пожалуй, чувствуется в региональном кино. Люди снимают жизнь, которая их окружает, и дают какой-то свой взгляд на Москву. Они как-то пытаются себя с Москвой сопоставить: либо рвутся туда, либо наоборот — показывают, что им хорошо там, откуда они родом. Есть, кстати, целые любительские киношколы.

Например, в Ульяновской области есть такой поселок Инза — оттуда пришло пять или шесть фильмов. Они сделаны на любительском уровне — понятно, что там есть проблемы и со звуком, и с монтажом, и с актерской игрой. Но что-то в них такое есть, что я даже хочу после фестиваля, когда будет время, пересмотреть их и сформулировать, что меня в них так заинтриговало.

Есть в них какая-то странность. Кстати, один фильм из этого поселка я даже включил — это «Зефирантес». Там есть такая женщина потрясающая, как Мордюкова, тебе просто хочется на нее смотреть, что бы они ни делала и ни говорила.Калининград как маленький центр мираМеждународная программа в этом году у нас тоже внеконкурсная. Проблема в том, что у нас для нее не было приза — только статуэтка, и мы решили, что это неправильно.

Если это конкурс, то приз должен быть сравним с призом российской программы. Постепенно о нас узнают в мире: с кем-то знакомимся на зарубежных фестивалях, кто-то просто находит через интернет. Вообще, нам важно, чтобы про нас узнавали сами, делали усилие, тогда они точно запомнят, что это за фестиваль и где он находится.

Одна испанская кинокомпания прислала в этом году аж 16 фильмов, мы отобрали один. Я руководствовался тем, чтобы это были самые необычные, интересные фильмы, с другой стороны, хотелось, чтобы были актуальные страны. Поэтому у нас есть, например, фильмы из Сирии и Египта.

Еще мне важно — ведь на фестиваль приходят калининградцы — чтобы зрители ощутили себя каким-то маленьким, но центром. Узнали, что не только они ездят в Таиланд отдыхать, но и из Таиланда приезжают к нам — показывать свое кино, что нам присылают фильмы из Мексики, Канады, Франции. Еще одна из задач — показать нашим режиссерам зарубежные работы.

Там есть чему учиться.

«Спаситель»

Создание локальной киносреды

Когда «Короче» только создавался, Сергей Сельянов нам говорил: если в городе появляется фестиваль, то здесь обязательно должна быть кинотусовка. На первом фестивале было очень много калининградских фильмов, но они были такие плохие, просто кошмар. Я тогда принципиально взял все — а там было часа три калининградского кино — и назидательно так показал: вот, посмотрите сами то, что мне пришлось смотреть.

На второй год их стало поменьше, потому что режиссеры посмотрели на себя и ужаснулись.

Сейчас, на четвертом году «Короче», у нас появилась своя полулюбительская киношкола, которую тоже создали местные энтузиасты. Они нашли людей, имеющих какое-то отношение к кино, создали группу из 20-25 человек, нашли помещение, слушают лекции, занимаются. От них поступило в этом году штук пять работ и какие-то мы взяли во внеконкурсную программу. Я вижу, что люди начинают меняться.

Надеюсь, я скоро смогу гордиться каким-нибудь фильмом из Калининграда, который войдет уже в конкурсную программу.

Артем Рыжков — филолог по образованию. Родился в 1973 году в Калининграде, учился в России, Германии, Швеции и Ирландии. Последние 16 лет активно формирует культурную жизнь родного города, работая арт-директором кинотеатра «Заря», проводя фестиваль кино стран ЕС, другие фестивали европейского и российского кино, а также устраивая встречи с российскими актерами и режиссерами.

Благодаря Рыжкову в Калининграде появился памятник Вуди Аллену, которого с Кенигсбергом роднит настоящая фамилия. Еще Артем Рыжков пишет книги (уже издано четыре романа), возглавляет первое в городе арт-пространство «Квартира», которое он создал из собственной квартиры, и с 2013 года заведует программой фестиваля «Короче». В 2016 году «Короче» пройдет с 19 по 21 августа.

Автор Дарико Цулая

[Oats Studios — Volume 1] РАККА — Фантастика, Боевик (Короткометражный фильм)


Релевантные статьи:

Теги: , ,

закладки и соцсети

Комментарии закрыты.