Вы находитесь здесь: Главная > Кинематограф > «Ферма „мадбаунд“»: связанные одной грязью

Продюсеры: человек в футляре джерри брукхаймер

КиноПоиск запускает рубрику «Продюсеры», в которой будет рассказывать о самых заметных продюсерах отечественной и зарубежной киноиндустрии.Спасибо маме и дядеСын еврейских иммигрантов из Германии, Джерри Брукхаймер родился в год окончания Второй мировой в промышленном Детройте — городе, далеком от кинематографических холмов Голливуда. Его отец продавал костюмы местным гангстерам. Уже ребенком Брукхаймер влюбился в кино.

Мама отвозила его в кинотеатр на субботние дневные сеансы и оставляла смотреть несколько фильмов подряд. Он обожал эти субботние походы в кино и любит их до сих пор. Дядя мальчика увлекался фотографией и, каждый раз покупая новый фотоаппарат, старый дарил племяннику. С пяти лет Джерри привык смотреть на мир через объектив камеры.

«Прощай, моя красавица»

Однако карьеру Брукхаймер начал не в кино, а в рекламе, выпустившись из Университета Аризоны, где изучал психологию. Первой игровой картиной, в которой его имя появилось в титрах напротив слова «продюсер», была лента 1975 года «Прощай, моя красавица». Однако по-настоящему о продюсере заговорили после фильма «Танец-вспышка» — первой совместной работы Брукхаймера с Доном Симпсоном.

Продюсеры: человек в футляре джерри брукхаймер

Юные девушки выходили из кинотеатра и снова вставали в очередь за билетами, напевая «What a feeling» и отрезая ворот у своих свитшотов, чтобы походить на главную героиню.

За «Танцем-вспышкой» последовали «Лучший стрелок» и «Полицейский из Беверли-Хиллз», крупнобюджетные «Армагеддон», «Скала», «Воздушная тюрьма», контракт с Disney и, как вишенка на торте, сверхуспешная франшиза «Пираты Карибского моря». За 40-летнюю карьеру продюсера его фильмы заработали в мировом прокате более 16 млрд долларов.

Кроме того, у него есть и телевизионный рекорд: 10 сериалов продюсера шли в эфире разных каналов в течение одного сезона.Человек с золотым нюхомБрукхаймер выглядит абсолютно как Человек в футляре: его эмоции не прочитать, он говорит тихо и сухо, отвечает быстро и максимально лаконично. Холодный интроверт, он был полной противоположностью своему партнеру по бизнесу, продюсеру Дону Симпсону, с которым они работали вместе более десяти лет.

Коллеги прекратили сотрудничество в 1995 году во время производства «Скалы», незадолго до смерти Симпсона. Последний был душой компании, человеком, к которому тянулись люди, который умел создать вокруг себя атмосферу праздника, не умея при этом сдерживать эмоции и справляться с зависимостями. Брукхаймер же — прирожденный дипломат, которому часто приходилось налаживать отношения с теми, с кем Симпсон умудрился рассориться.

«Скала»

Непохожие друг на друга, оба продюсера были бесконечно влюблены в кино. После успеха «Лучшего стрелка» и «Полицейского из Беверли-Хиллз» они почувствовали, что они на верном пути. Симпсон, как и Брукхаймер, смотрел два-три фильма подряд по выходным, и в понедельник, встречаясь в офисе, продюсеры делились впечатлениями и обсуждали, с кем из режиссеров стоит поработать. «Любовь к кино объединяла нас сильнее всего», — говорит Брукхаймер.

Вместе с Симпсоном он познакомился с Тони Скоттом. Большой компанией голливудских обитателей они отправились в поход, в сплав по реке Колорадо. «Я смотрю наверх, а там Тони на высоте 100 футов карабкается без страховки, просто так, без веревки даже. Просто сумасшедший! Мы с Доном тогда посмотрели друг на друга и сказали: с этим парнем мы просто обязаны поработать. Так получился „Лучший стрелок“», — вспоминал Брукхаймер.

Но фильм состоялся не только благодаря Скотту. Том Круз стал цементом для персонажа и истории, он был вовлечен буквально в каждый аспект производства.

«Лучший стрелок»

То ли степень психолога, то ли врожденное чутье позволяли Брукхаймеру точно выбирать актеров и режиссеров для своих проектов. Именно он настоял на выборе Эдди Мёрфи для «Полицейского из Беверли-Хиллз», тогда как студийные боссы крутили пальцем у виска в ответ на предложение дать главную роль афроамериканцу. Однако Брукхаймер знал, что сценарий идеально подходит Мёрфи и его комедийному таланту.

Перед съемками «Американского жиголо» у продюсера были всего лишь одни выходные на поиск актера, когда Джон Траволта выбыл из-за смерти своей подружки. Студия настаивала на кандидатуре Кристофера Рива, но Брукхаймер понимал, что роль ему не подходит. Втайне от студии он уговорил Ричарда Гира и в понедельник накануне съемок заявил боссам из Paramount, что «Рив отказался, зато у нас есть Гир».

Paramount согласилась при условии сокращения бюджета.

«Американский жиголо»

Иногда убеждать приходилось актеров, как, например, Тома Круза для «Лучшего стрелка». После «Рискованного бизнеса» молодому актеру было из чего выбирать. Брукхаймер связался с Военно-морскими силами США и попросил один из самолетов группы «Голубые ангелы» взять на борт Тома Круза, который только-только закончил сниматься в «Легенде».

После того полета, едва приземлившись и найдя телефонный аппарат, Круз позвонил продюсеру и сказал, что согласен. И это после шести месяцев переговоров.

Убедить студию взять в «Сокровище нации» Николаса Кейджа тоже было задачей Брукхаймера. Несколько неудачных проектов подряд — и у руководителей студий уже нет уверенности в том, что актер потянет крупнобюджетную картину. Однако Брукхаймер был уверен в Кейдже. «За время своей карьеры я всегда работал с руководителями студий, которые были свободны от предубеждений и с которыми мы могли признаться друг другу в том, что не были правы.

Если ты убедительно аргументируешь свою позицию, ты получаешь желаемое. Были случаи, когда я просил конкретных актеров, но не получал их. Возможно, те руководители были правы, а я ошибался».

Джон Тёртелтауб и Джерри Брукхаймер на съемках фильма «Сокровище нации»

Несмотря на многочисленные номинации и даже отдельные награды своих фильмов, Брукхаймер ни разу не был номинирован на «Оскар». Ни «Черный ястреб», ни «Перл-Харбор» не стали его оскаровским фильмом. Правда, почетную награду от Гильдии продюсеров за достижения в области кино он получил еще в 2000 году, за достижения в сфере телевидения — в 2007-м.

Отсутствие «Оскара» его не смущает: продюсер знает, что надежды на награду редко оборачиваются чем-то еще, кроме разочарования. Да и статус «самого успешного голливудского продюсера» его, похоже, абсолютно устраивает.

Видимо, дипломатические способности Брукхаймера поистине исключительные. До журналистов редко доходит информация о том, чтобы продюсер вступал с кем-то в открытый конфликт. Слухи о перепалках с агентом Джонни Деппа на съемках пятых «Пиратов» не в счет, как и не очень красивый разрыв со студией Paramount в начале 1990-х.

Обо всех своих партнерах в любых интервью он отзывается уважительно или нейтрально.

«Черный ястреб»

Пожалуй, самое темное пятно на его репутации — многолетняя история сотрудничества с Пентагоном, который активно помогал продюсеру в создании «Лучшего стрелка», «Черного ястреба» и документальных проектов об американских военных для телевидения. После выхода первого количество заявлений в военно-морскую авиацию существенно выросло.

Во втором по настоянию Пентагона изменили имя героя Юэна МакГрегора, реальный прототип которого уже после описанных в фильме событий был осужден за изнасилование 12-летней девочки. Продюсеров «Черного ястреба» тогда обвинили в том, что они отбелили историю.Не вспоминать про кенгуруПожалуй, главный провал в фильмографии Брукхаймера — комедия «Кенгуру Джекпот», которая оставила и критиков, и зрителей в недоумении.

Сумбурная история двух мафиози-неудачников и нарисованного с помощью графики говорящего кенгуру получила убийственные 8% «свежести» на сайте Rotten Tomatoes. Что это было? На этот вопрос не может ответить даже исполнитель одной из главных ролей — Джерри О’Коннелл, у которого совсем недавно портал Vice взял интервью о худшем фильме в биографии.

«Кенгуру Джекпот»

«Вообще-то, это должен был быть довольно жесткий сценарий про двух недотеп-мафиози, которым предстоит отправиться в австралийскую пустыню. Много мата, секса, и все это было очень смешно. Джерри Брукхаймер присоединился к проекту и, понимая кое-что в кинобизнесе, сказал: „Надо бы это почистить“», — вспоминал О’Коннелл.

Когда первые тестовые просмотры не вызвали у фокус-групп положительной реакции, О’Коннеллу сообщили, что продюсеры собираются превратить черную комедию в семейное кино и анимировать кенгуру.

Актер не удивился: «В шоу-бизнесе всегда так. Все меняется, невозможно держаться за свою позицию, когда с тобой вместе работают сотни людей. Ты читаешь сценарий и думаешь, что будет вот так, но никогда не знаешь, во что все это выльется. Помню, меня, конечно, задело это, ведь я не подписывался на кино для детей, но в конечном счете мне было все равно. Я по-прежнему дружу с мистером Брукхаймером и другими продюсерами, и никто из них тогда не переживал.

А еще Джерри посоветовал мне никогда не читать рецензий, поэтому я даже и не знаю, как мир принял „Кенгуру Джекпота“».

Брукхаймер действительно не читает рецензий. Или говорит, что не читает. «Мне нравится, как о рецензиях сказал Вуди Аллен. Хорошие всегда недостаточно хороши, а плохие обычно отвратительны, так зачем вообще обращать внимание?» — говорит он.

Не оборачиваться назад, не фокусироваться на неудачах — жизненное кредо непробиваемого продюсера. «Я всегда верил в себя, — говорил он в интервью Deadline. — Я бы не переехал сюда без гроша в кармане, если бы не верил в то, что способен создать что-то стоящее». Стоит снять парочку успешных фильмов, и никто не вспоминает о провальном, уверен Брукхаймер.

«Одинокий рейнджер»

На фоне вопиюще несуразного «Кенгуру Джекпота» даже кассовая неудача «Одинокого рейнджера» (по оценкам аналитиков, студия списала на «Рейнджере» 190 млн долларов убытков) выглядит не такой уж страшной. Тем более что ни Брукхаймер, ни студия Disney не потеряли веру в продюсерское чутье самого Джерри. В провале «Одинокого рейнджера», кстати, Брукхаймер по-прежнему винит прессу.

«К сожалению, задолго до выхода фильма, еще за семь-восемь месяцев до релиза, пресса уже была настроена негативно по отношению к фильму из-за пересъемок и заморозки проекта. Журналисты уже невзлюбили фильм, который никто еще даже не видел. Думаю, это отношение повлияло на настроение аудитории, и она не проявила интереса к фильму», — слегка помрачнев, говорит Брукхаймер КиноПоиску.

Четыре года назад на вопрос о том, чем вестерн длиной два с половиной часа с неизвестными публике героями и вычурными реверансами в сторону «Монти Пайтон» может привлечь зрителей по всему миру, продюсер уверенно отвечал: «У нас есть Джонни Депп. Что еще нужно?» Оказалось, одного лишь Деппа недостаточно.

Брукхаймер сделал выводы, нашел свежую кровь — норвежских режиссеров, снявших «Кон-Тики» — и продолжил работать над более безопасной франшизой «Пираты Карибского моря».В пятый раз в одно мореБрукхаймер признается, что сам не знает, почему «Пираты Карибского моря» так полюбились зрителям, однако положение обязывает. Еще в 1980-е у фильмов Брукхаймера практически не было продолжений.

Впрочем, продюсер утверждает, что дело всего лишь в обстоятельствах. «В случае с „Лучшим стрелком“ мы просто никак не могли нащупать историю», — говорит он. Теперь сиквел вполне может появиться, если для сценария ушедшего из жизни Тони Скотта найдут подходящего режиссера.

«Пираты Карибского моря»

Сейчас студии предпочитают не затягивать с производством сиквелов, триквелов и так далее. Более того, бюджеты растут. Disney не может потратить на каждую новую часть «Пиратов Карибского моря» меньше, чем на предыдущую — это показатель зрелищности фильма, качества развлечения, которое ждет зрителя в кинотеатре.

В то же время продюсерам по-прежнему приходится искать способы снять фильм так, чтобы каждый доллар был виден на экране.

«Теперь, когда ты заказываешь дополнительный свет или новую камеру, это стоит гораздо больше, чем в былые времена. Хотя ты стараешься потратить меньше, нельзя экономить на впечатлениях зрителя. „Пираты“ значат очень много для Disney, это гораздо больше, чем только фильмы. Люди приезжают в тематические парки специально, чтобы прокатиться на горках и увидеть персонажа Джонни Деппа», — напоминает Брукхаймер.

В кино зрители не устают от франшиз, считает продюсер. «Если у тебя есть крепкая история и уже знакомые, любимые зрителями персонажи, аудитория будет рада вернуться, — уверен Брукхаймер. — Но в первую очередь нужна отличная история. Нужно дать им что-то свежее, новое. Даже если им хочется тех же ощущений, что и от предыдущей части, нужно дать им что-то новое».

«Пираты Карибского моря. Мертвецы не рассказывают сказок»

За свежий подход в пятых «Пиратах» отвечают Хоаким Роннинг и Эспен Сандберг, для которых «Мертвецы не рассказывают сказок» — первый крупнобюджетный голливудский проект. «Они невероятно талантливы, — уходит Брукхаймер от прямого ответа на вопрос о том, как строилось его сотрудничество с новичками. — Если вы видели их фильм „Макс Манус: Человек войны“, вы знаете, что они умеют рассказывать истории и создавать увлекательных персонажей. Их „Кон-Тики“, номинированный на „Оскар“, очень интересен с визуальной точки зрения, притом что у них был очень скромный бюджет, и все равно им удалось снять захватывающий фильм.

Они любят франшизу, и когда они пришли к нам со своим собственным видением новой части, то оно нам понравилось. Они уделяют большое внимание визуальной составляющей. Видели, какие у героя Хавьера Бардема потрясающие волосы? Это не сценаристами придумано, это пришло от них.

На редкость удачный, выдающийся актерский состав — тоже результат их прекрасного вкуса».

Хоаким Роннинг уверяет, что не почувствовал никакого давления со стороны Брукхаймера. «Фильмы вроде „Пиратов“ стоят больших денег, и это не благотворительная акция. Но самое большое давление исходит не от продюсеров, а от нас самих — не хочется разочаровать аудиторию, студию и продюсеров. Джерри Брукхаймер — самый милый человек на свете! Вы не найдете более дружелюбного к режиссерам продюсера.

Он никогда не будет вас подталкивать к какому-то креативному решению, это всегда сотрудничество, а не давление. А какая у него потрясающая интуиция! Он точно знает, чего хочет аудитория».

Эспен Сандберг вторит коллеге: «Он всегда прав, так что если он говорит что-то, то лучше просто послушать».

«Пираты Карибского моря. Мертвецы не рассказывают сказок»

С тех пор как вышла четвертая часть «Пиратов», прошло шесть лет, но киноиндустрия не изменилась принципиально, уверен Брукхаймер. Люди по-прежнему идут в кино за красочным аттракционом. «Главное, что изменилось, — теперь мы способны создавать такие визуальные эффекты, которые раньше просто не были возможны, — уточняет продюсер. — Все эти водные эффекты, волосы шевелящиеся — все это раньше нельзя было сделать так, чтобы это смотрелось реалистично.

Каждые шесть месяцев компьютерные мощности увеличиваются вдвое, и можно дать волю воображению по полной. Мы построили для съемок 13 кораблей и не так много снимали непосредственно на воде, но вы увидите и почувствуете разницу. Технологии идут семимильными шагами — это главное, что меняется».

Брукхаймер неслучайно выбрал путь сотрудничества с крупными студиями и каждый свой фильм создает в рамках студийной системы, будь то Disney или Paramount. Он не хочет заниматься бумажками и поиском инвесторов как независимый продюсер. Ему гораздо интереснее обсуждать сценарий, разбирать с режиссерами концепт-арт и следить за тем, чтобы декорации поражали воображение. Он продюсер, который вовлечен во все аспекты съемок, и крыша большой студии позволяет это делать.Лекарство от стресса

«За свою жизнь я научился тому, что нужно двигаться вперед и не переживать о прошлом, только лишь учиться на ошибках — своих и чужих. Не нужно тратить время и оглядываться назад, беспокоиться нужно только о завтрашнем дне. У меня всегда есть в планах следующий фильм, чтобы переживать о нем», — говорит продюсер.

Сейчас он как раз закончил новый фильм «Кавалерия» с Крисом Хемсвортом, Майклом Шенноном и Майклом Пеньей о первых отрядах военных в Афганистане. «Это оригинальная история, свежая и новая. Точно не станет франшизой, но зато основана на реальных событиях! — редко шутящий Брукхаймер улыбается. — А вот новая лента Энга Ли может стать франшизой. Он хочет снимать в формате 120 кадров в секунду в 3D.

Для этого нам нужно будет придумать новые риги для камер — такого еще никто не делал».

На съемках фильма «Кавалерия»

Проект называется «Близнец». Это голливудский долгострой, который изначально собирался снимать Тони Скотт. Другой проект Скотта, сиквел «Лучшего стрелка», Брукхаймер тоже по-прежнему планирует воплотить в жизнь. Продюсер продолжает экспериментировать с жанрами и форматами, снимая не только крупнобюджетные франшизы, но и скромные триллеры за 30 млн долларов. Параллельно его компания продолжает заниматься производством телесериалов. Именно он стоит за «C.

S. I.: Место преступления» и бесконечной «Удивительной гонкой». Последняя принесла ему несколько премий «Эмми». «Мы хотим снимать самое разное кино», — говорит он со своей прохладной улыбкой.

Стресс Брукхаймер снимает на катке. Несмотря на возраст, продюсер играет в хоккей — достаточно травматичный и агрессивный командный вид спорта. Раз-два в неделю продюсер старается выходить на каток, по возможности избегая прямых столкновений. «На льду ты просто не успеваешь думать ни о чем, кроме игры. Прочитает ли Джонни сценарий? На такие мысли просто нет возможности отвлекаться.

А домой ты возвращаешься настолько уставшим, что хватает сил только лечь спать. Лучшее лекарство от стресса», — говорит Джерри.

Джерри Брукхаймер / Фото: Ксения Угольникова для КиноПоиска

Кино он тоже считает чем-то подобным, только в масштабах всего мира. Отвлечь зрителя на два часа от его собственных забот, подарить ему захватывающую сказку, которой нет места в серых буднях. Да так, чтобы на выходе из кинотеатра человек почувствовал себя хоть чуточку лучше.

А студия вернула инвестиции.

Автор Дарико Цулая

POTC 5. Photos by Jerry Bruxheimer


Релевантные статьи:

Теги: ,

закладки и соцсети

Комментарии закрыты.