Вы находитесь здесь: Главная > Кинематограф > «Сандэнс» без кида: как роберт редфорд спас независимое кино

«Сандэнс» без кида: как роберт редфорд спас независимое кино

Сандэнс Кид, Иеремия Джонсон, Великий Гэтсби — за полвека с лишним в большом кино Роберт Редфорд создал на экране бессмертный образ блондина с голубыми глазами, стопроцентного американца, повторить отдельные грани которого пытались многие актеры — от Брэда Питта до Лео ДиКаприо.

Но есть в биографии Редфорда грань, о которой знают далеко не все. Хотя именно благодаря ей имя Редфорда уже вошло в список людей, изменивших облик современного кинематографа. И имя этой грани « Сандэнс».

Бандитский курортОсенью 1968 года 32-летний актер Роберт Редфорд приобрел территорию лыжного курорта на горном хребте Уосатч в штате Юта. Две тысячи гектаров. Источником для столь удачного вложения стал гонорар актера от фильма «Буч Кэссиди и Сандэнс Кид», поэтому никто не удивился, когда Редфорд назвал этот курорт Сандэнс.

Сам актер уверил журналистов, что имя персонажа, а также города в Вайоминге, откуда персонаж родом, не имеет никакого отношения к выбору названия. Просто красивое слово.

Место и штат не были выбраны новым владельцем случайно. В 50 километрах от Сандэнса находится городок Прово, откуда родом жена Редфорда. Там они расписались, там умер их первенец.

В Сандэнсе актер с женой поселились и планировали жить до конца своих лет.

«Сандэнс» без кида: как роберт редфорд спас независимое кино

«Буч Кэссиди и Сандэнс Кид»

Спасти независимыхВ том же 1968 году Деннис Хоппер и Питер Фонда выпустили фильм «Беспечный ездок», который стал отправной точкой для всего «нового Голливуда» — независимого, молодого и очень смелого. «Новый Голливуд» представляли Мартин Скорсезе, Питер Богданович, Френсис Форд Коппола, Уильям Фридкин, Хэл Эшби, Стивен Спилберг и Джордж Лукас. За следующие десять лет эти люди изменили облик современного американского кино, а потом фактически похоронили все свои достижения собственными руками, став частью большой студийной системы.

Спасителем независимых совершенно неожиданно для всех стал в переломные 1980-е именно Роберт Редфорд. В августе 1978 года Редфорд запустил в Солт-Лейк-Сити (50 километров от Сандэнса) фестиваль под названием Utah/US Film Festival, призванный продвигать независимое и региональное американское кино. Директором фестиваля был назначен двоюродный брат жены Редфорда, Стерлинг Ван Вагенен, которому удалось привлечь в программу многих именитых современников.

В основной программе была большая новая классика: «Полуночный ковбой», «Злые улицы», «Избавление». В конкурсе — региональное независимое кино, судьбу которого решало жюри во главе с продюсером Гэри Эллисоном.

«Иеремия Джонсон»

Штат Юта — глубокая провинция, но участие Редфорда превратило провинциальный фестиваль в событие федерального масштаба. А потом еще раз и еще раз. В 1981 году фестиваль перебрался из столицы штата в небольшой шахтерский городок Парк-Сити, с сентября на январь.

Говорят, даты сменили по совету режиссера Сидни Поллака, пошутившего однажды, что голливудских звезд будет куда проще привлечь лыжами на горный курорт в январе, чем летом.

К этому моменту Редфорд расширил свою популяризаторскую деятельность. Летом 1981 года они с Вагененом запустили некоммерческий институт «Сандэнса», который начал каждый год проводить бесплатные семинары для начинающих независимых кинематографистов с конкурсами питчингов, обсуждением со студийными профессионалами и всем прочим.

К 1984 году институт «Сандэнса» полностью взял под контроль US Film Festival, но название фестиваля сменилось только в 1991 году. Все легенды 1990-х (Тарантино, Родригес, Содерберг, Дэвид О. Расселл, Тодд Филд, Аронофски и десятки других) стали звездами уже Sundance Film Festival, который не только сохранил, но и упрочил свой статус кузницы независимого кино.Обратная сторона медалиРоберт Редфорд как крестный отец «Сандэнса» и спаситель авторского кино в Америке — фигура куда более значимая, чем известный всем Редфорд — режиссер, актер, продюсер и оскаровский лауреат.

Но, к сожалению, активнее участвовать в судьбе независимого кино он не смог. Десяткам начинающих режиссеров нужен был покровитель, который умел бы смазывать студийные механизмы, притягивать деньги, вести переговоры, быть харизматичным собеседником и талантливым переговорщиком. Но Редфорд не хотел связываться с большими студиями и всячески сторонился жанрового кино.

Питер Бискинд в своей книге «Down and Dirty Pictures» объяснил эту дилемму словами коллеги Редфорда, Стерлинга Ван Вагенена.

«У Боба в характере фундаментальное чувство ответственности, — говорил Ван Вагенен. — Инстинкты говорили ему: нужно срочно что-то сделать, спасти независимых, и сделать это должен человек с видением и сильным авторитетом в киноиндустрии. К сожалению, по своему характеру Редфорд никогда не был человеком публичным. Он не любил и не хотел идти с флагом.

Всякий раз, когда приходилось выходить в люди и тащить на себе какие-то организационные обязанности на публике, его это очень сильно напрягало и даже порой бесило».

Перфекционист, всегда недовольный собственной работой, Редфорд считал, что американские фильмы становятся все хуже, поэтому был искренне несчастен, когда очередной фильм, родившийся на его глазах из сандэнсовских семинаров, не оправдывал его надежд. Был в этом определенный личный снобизм, который невольно влиял на жизни десятков кинодеятелей вокруг.

И если до начала 1980-х под инди-кино всегда подразумевалось все, от артхауса до трэша и порно, то вскоре с форсированной подачи Редфорда там остался только артхаус, а остальное оказалось за искусственной стеной и считалось мусором. И это был очень специфический артхаус — на социально значимые темы, позитивный, без шоковых элементов, желательно региональный, снятый где-нибудь в Айдахо или Вермонте.

«За 10—12 лет, — пишет Бискинд, — Редфорд успел не только спасти американское инди-кино, но и фактически к началу 1990-х в одиночку похоронить его в чем-то очень правильном, хорошем, но примелькавшемся и уже совсем неактуальном. С другой стороны, тянуть эту сизифову лямку столько лет мог только Редфорд. И он это сделал».

Фестиваль на 50 тысяч

На этой неделе Роберту Редфорду исполнилось 80 лет. На прошлой в российский прокат вышел фильм «Пит и дракон», где он играет отца героини Брайс Даллас Ховард. Роль для свадебного генерала, но далеко не единственная и не последняя. Ветеран благополучно тянет на себе сольные проекты.

Совсем недавно все могли убедиться в этом в ленте «Не угаснет надежда», где актер был один полтора часа в кадре.

Фестивалю «Сандэнс» скоро 40 лет, но он по сей день сохраняет статус главного независимого фестиваля в США, за победителями которого следит весь мир. Примерно 50 тысяч человек приезжают каждый год в горы штата Юта. Роберт Редфорд этого не делает.

Он там по сей день живет.

Автор Феликс Зилич

Санденс: Редфорд, Линкольн, черно-белое кино — cinema


Релевантные статьи:

Теги: , ,

закладки и соцсети

Комментарии закрыты.