Вы находитесь здесь: Главная > Кинематограф > Viva las vegas: фильмы о столице азартных игр

Viva las vegas: фильмы о столице азартных игр

Лас-Вегас является Меккой для всех любителей испытать судьбу, в том числе для многих персонажей голливудских лент. Здесь строил свою империю Сэм «Туз» Ротштейн (монументальное «Казино» Мартина Скорсезе), пускался в кислотную одиссею Рауль Дюк («Страх и ненависть в Лас-Вегасе» Терри Гиллиама), проигрывала последнюю наличность начинающая парочка грабителей (нуар «Без ума от оружия» Джозефа Льюиса), осваивал рок-н-ролльный жанр Элвис Пресли («Да здравствует Вегас!»), пыталась построить карьеру танцовщица Номи Мэлоун («Шоугелз» Пола Верховена), отправлялась в свои очередные кинематографические каникулы семейка Гризуолд («Отпуск в Вегасе»).

Кроме того, конечно, здесь начались приключения «волчьей стаи» — героев феноменальной популярной комедийной франшизы «Мальчишник». Российский прокат вовсю штурмует заключительная серия этой трилогии, где сюжет вновь сворачивает на невадские дороги, а КиноПоиск в честь этого события вспоминает девять неординарных лент, чьи герои тоже оказываются в Лас-Вегасе или его окрестностях.

Viva las vegas: фильмы о столице азартных игр

«11 ДРУЗЕЙ ОУШЕНА» (1960)

Великий классик раннего Голливуда (получивший первый «Оскар» еще в 1929-м), Льюис Майлстоун был в числе немногих ветеранов своего поколения, кто без особых проблем адаптировался к цветастой шестидесятнической эстетике, уже стоявшей на подступах к поп-арту. Его криминальная комедия «11 друзей Оушена», чье действие разворачивается в Вегасе, привила фильмам-ограблениям легкомысленный оттенок.

Преступников здесь играют крунеры из «крысиной стаи» (Фрэнк Синатра, Дин Мартин, Сэмми Дэвис-младший), а музыки и шуток в фильме едва ли не больше, чем незаконных подробностей. Самый эффектный эпизод — ограбление, увенчанное сценой с попеременно открывающимися дверями, маркированными невидимой на свету краской. Кроме того, присутствует и Ширли МакЛейн, своим участием намекающая на ее работу с Синатрой в картине «И подбежали они» Винсента Миннелли.

«ИГРОК» (1974)

Классик британской «новой волны» Карел Рейш (чех по происхождению) в первой половине 1970-х перебрался в США, где до того уже снимал некоторые эпизоды своей «Айседоры». «Игрок» — его полноценная проба пера на голливудской территории. Главную роль здесь исполнила звезда фильмов Олтмана и Копполы Джеймс Каан, а сценарием занимался будущий автор этапной картины «Пальцы» Джеймс Тобак.

Завязанная на Достоевском, эта криминальная драма с тревожным саундтреком рассказывает о профессоре литературы Акселе Фриде, ищущем в азартных играх недоступную в размеренной преподавательской жизни возможность преодолеть свою волю и получить острые ощущения. Переломом в до того относительно определенном существовании филолога становится непомерный долг в 44 тысячи долларов, который необходимо отдать добросердечному букмекеру Хипсу (Пол Сорвино), при вышибании денег прибегающему к тарабарщине, фонетически напоминающей итальянский, так как это «звучит угрожающе».

Искомую сумму Фрид выпрашивает у матери, но для заядлого игрока, раздобывшего кучу денег, эвентуальность неблагополучного исхода очевидна. Вместо кредиторов Аксель отправляется с подругой в Вегас, где ему неожиданно сопутствует удача, однако лишь потому, чтобы в дальнейшем ввергнуть в еще большую пучину долгов.

«НОЧНОЙ СТАЛКЕР» (1972)

Позиционировавшийся как одноразовая телевизионная картина, довольно увлекательный «Ночной сталкер» превратил своего героя, матерого репортера Колчака, в культовую фигуру американского хоррор-жанра, которой в дальнейшем был посвящен целый сериал, к чьему ремейку ныне присматривается Джонни Депп. Под прифанкованный саундтрек Боба Коберта (постоянного соавтора продюсера Дэна Кёртиса, также ответственного за телеэпопею «Мрачные тени») главный герой рыщет по Лас-Вегасу в поисках таинственного убийцы, высасывающего кровь из своих жертв и совершающего нападения на донорские пункты. Немалое влияние эта в меру ироничная детективная лента оказала на Стивена Кинга, позаимствовавшего из нее многие детали для своего рассказа The Night Flier (хотя официально в этом, кажется, пока так и не признавшегося), где идентичная история перенесена в интерьеры провинциальных аэропортов и подана с более углубленной психологической нюансировкой.

«МЕЛВИН И ГОВАРД» (1980)

Автор «Молчания ягнят» Джонатан Демме долгие десять лет пытался выбраться из нишевого кино, то работая на телевидении (где поставил одну серию для «Коломбо»), то снимая проходные жанровые поделки с отличными характерными актерами («Опьяненный борьбой» с Питером Фондой и «Последнее объятие» с Роем Шайдером). В 1980-м судьба преподнесла ему первый большой хит, которым стала лирическая комедия «Мелвин и Говард», завоевавшая две премии «Оскар».

Основой для фильма стало «самое спорное завещание в истории американской судебной практики». Безобидный работяга Мелвин Дюммар (Пол Ле Мэт), отягощенный сложными отношениями с женой (Мэри Стинберген) и пытающийся начать карьеру кантри-певца, в 1967 году будто бы обнаружилстарика (Джейсон Робардс), стонущего в пыли после падения с мотоцикла. Мужчина представился известным своей эксцентричностью миллиардером Говардом Хьюзом и попросил довести его до Лас-Вегаса.

Там Мелвин расстается со своим необычным спутником, дав ему на прощание денег, не зная, что богач еще раз вторгнется в его жизнь, но уже с оглушающей силой.

«ОТ ВСЕГО СЕРДЦА» (1982)

Уже с начальных титров лента Френсиса Форда Копполы привечает зрителя неоновыми вывесками, намекая на то, где будет развиваться сюжет. Музыкально-поэтическая фантазия «От всего сердца» когда-то, пожалуй, больнее всего ударила по карьере выдающегося представителя американской «новой волны».

Грандиозный бюджет в 26 миллионов долларов (на гигантоманский «Апокалипсис сегодня» было потрачено немногим больше) Коппола вложил в декорации, своей нарочитой искусственностью и объемами напоминающие о золотой эпохе Голливуда. Другое дело, что приложены столь впечатляющие усилия (включающие в себя бесчисленное количество длинных планов и любопытную работу с наложениями фона) к откровенно мелкотравчатому сюжету о сгоревших отношениях и без того не слишком приятной парочки, вознамерившейся найти себе новых партнеров. В ограниченном прокате лента провалилась, в результате чего долги за нее Коппола выплачивал на протяжении всего десятилетия.

«ПОКИДАЯ ЛАС-ВЕГАС» (1995)

Когда-то британец Майк Фиггис дебютировал с лентой «Грозовой понедельник», но в дальнейшем вынужден был снимать в Голливуде малоприметные жанровые картины (в короткий момент возвращения на родину он поставил очередную версию пьесы Терренса Реттигана «Версия Браунинга»). В конце 1990-х Фиггис пустится в повествовательные эксперименты, но до того снимет несколько драм, своей нервозной манерой противостоящих его же голливудским проектам.

В центре фильма «Покидая Лас-Вегас» находится неудавшийся сценарист Бен (получивший за эту роль «Оскар» Николас Кейдж тогда считался серьезным драматическим актером, но еще до релиза картины Фиггиса дерзнул отправиться на съемки «Скалы» Майкла Бэя), решивший завершить свою жизнь самым декадентским способом — упиться насмерть в Лас-Вегасе. Там он встречает проститутку Сэру (Элизабет Шу), впуская тем самым в свою жизнь луч надежды, только обратного пути, похоже, нет, и Бен продолжает вливать в себя тонны алкоголя, надеясь однажды не проснуться.

«РОКОВАЯ ВОСЬМЕРКА» (1996)

Даже у фильмов о Лас-Вегасе есть небольшой подвид — ленты, чье действие развивается в соседнем Рино, внешне невероятно схожем со своим старшим собратом. Именно в этом городе свой полнометражный дебют решил снять Пол Томас Андерсон, в картине «Роковая восьмерка» (другое название — «Сидни») расширивший сценарий короткометражки «Сигареты и кофе». «Восьмерка» проросла из обожаемых Андерсоном нуаров «Рожденный убивать» и «Пятеро против казино», чьи сюжеты развертываются в том же Рино.

Картина вполне вписывается в стандарты востребованного в 1990-е неонуара, где криминальному сюжету сопутствовал ненавязчивый социальный элемент. Оплотом морали в картине служит сердобольный старый картежник Сидни (Филип Бейкер Холл), немного опрометчиво сведший друг с другом своего ученика (Джон Си Райли) и гулящую официантку (Гвинет Пэлтроу), которую зовут, «как в том самом фильме Джона Форда», Клементиной, что намекает на столь чтимый Андерсоном американский кинематограф 1940-х.

«ТУСОВЩИКИ» (1996)

Безработный актер Майк расстался с подругой после шести лет отношений. Его приятель Трент не столь скован моральными установками и предлагает товарищу проехаться в Лас-Вегас, чтобы поиграть там в блек-джек, чем запустит цепь совместных тусовок, чаще неловких, но обязательно милых. Сначала трудно распознать в стройном, с режущим подбородком Майке ныне дородного и крайне востребованного Джона Фавро. Когда-то «Тусовщики» принесли ему и Винсу Вону первую популярность.

Вместе друзья до того сыграли в спортивной драме «Руди», но на первый план вышли именно в этой независимой ленте Дага Лаймана (в будущем автора «Мистера и миссис Смит»), ставшей хитом американского проката и даже тогда отмеченной той легкостью и ненавязчивостью, что сопутствует всем последующим проектам Фавро.

«ТОРМОЗ» (2003)

Когда-то безвестный режиссер Уэйн Крамер, на чьем счету был странный мистический триллер «Блейзленд», благодаря криминальной драме «Тормоз» оказался в числе многообещающих независимых постановщиков. Здесь, как и в скорсезевском «Казино», показана изнанка индустрии азартных игр, хотя и с несколько неожиданной стороны. Оборотистый управляющий Шелли (номинированный за эту роль на «Оскар» Алек Болдуин) отлично ведет дела в вверенном ему казино.

Немалая заслуга в том принадлежит его старому напарнику по воровскому прошлому, Берни (Уильям Мэйси), чья невезучесть сослужила ему должность «тормоза» — человека, в обязанности которого входит «порча кармы» преуспевающим игрокам. Скоро Берни должен выплатить последние долги перед заведением и намерен отчалить из города. Но распространяемая им плохая аура необходима бизнесу Шелли.

Впрочем, «тормоз» начнет терять свои странные способности, когда в его жизнь войдет официантка Натали (Мария Белло). Одна несчастная судьба, сложенная с другой, дает неожиданный позитивный эффект, притягивающий к Берни удачу, что начинает раздражать его старого друга, правда, когда-то ставшего причиной инвалидности своего работника. Брутальные эпизоды в фильме Крамера пересыпаны мелодраматическими сценами, в дальнейшем превращающими ленту из жесткой независимой драмы в по-своему лиричную историю, пусть и напряженную.

Автор Илья Кнапский

new \


Релевантные статьи:

Теги: , ,

закладки и соцсети

Комментарии закрыты.